Слушать и понять другого

Мы продолжаем знакомство с католическими многодетными семьями России. На сей раз нас ждет интересная беседа с семьей Татьяны и Сергея Юмашевых из Москвы, принадлежащих к движению Неокатехуменального Пути. 

- Сколько лет Вы в браке и сколько у вас детей?

- Мы венчались в храме св. Людовика в Москве в 1997 году на праздник Крещения Господня. Получается, что мы прожили вместе 18 лет. У нас восемь детей: трое сыновей и пять дочек, самому старшему 17, младшей дочке скоро будет 3 месяца.

- В начале брака вы планировали стать такой многодетной семьей?

Татьяна: Я пришла в Католическую Церковь подростком, в 14 лет, благодаря знакомству с католическим священником (тогда, в таком трудном возрасте, он мне очень помог, был для меня огромной поддержкой и абсолютным авторитетом). Здесь, на Пасхальном бдении в неокатехуменальной общине, куда я пришла с подругой в качестве гостьи, познакомилась с будущим мужем. И, когда меня спрашивают, как это было: вы планировали СТОЛЬКО детей? Нет, не планировали. Я даже, признаться, до рождения нашего первенца никогда не видела вблизи новорожденного младенца, не держала на руках,- была такой абсолютно книжной девочкой, практические и бытовые моменты жизни, мягко говоря, не были «моим коньком».

image-29-10-15-10_54-6

Но мы с мужем венчались, и для меня эта клятва, которую мы произносили пред алтарем, значила, что мы примем, родим тех детей, которых Бог нам поручит. Конечно, перед глазами были примером миссионерские семьи (например, итальянская семья с девятью детьми, которая приехала из Флоренции(!) и до сих пор живет в Москве, помогая в общинах Неокатехуменального пути), — по ним видно было, что возможно родить и воспитать детей, мало того, родители при этом выживают и сохраняют чувство юмора и оптимизм.

Сергей: до прихода в Церковь я, можно сказать, крайне отрицательно относился к многодетности, считал, что нужно жить в свое удовольствие. Но знакомство с многодетными, веселыми и счастливыми католиками, искреннее общение совершенно разных людей и жизнь в Церкви подготовило меня к открытости на жизнь. Хотя нужно сказать, что представления о жизни часто оказывались далеки от реальности, и, чтобы каждый день быть душой в небе, нужно было начинать его иногда с жесткого приземления. Это касается как отношений, так и материального обеспечения.

- Говорят, что многодетные в чистилище не попадут, т.к. его прошли уже на земле. Это так?

Татьяна: Я так обычно думаю, когда у детей, например, ротавирус с поносом и рвотой (плюс ломается стиральная машина), ага: все болеют по-очереди, и последний заболевший опять заражает первого выздоровевшего. К счастью, это бывает не так часто.
Сергей: Да, некоторые экстремальные ситуации, о которых говорит Татьяна, вспоминаются сейчас исключительно в забавном ключе, хотя изнутри кошмар кажется бесконечным.

image-29-10-15-19_12-1

- Как вы находите силы и время для каждого ребенка, и друг для друга? Остается ли место романтике? Есть ли время для себя?

Татьяна: Моя знакомая психолог обычно рассказывает эмоционально истощенным мамам про такой «принцип кислородной маски»: в самолете перед началом полета стюардесса, когда говорит о технике безопасности, учит, что кислородную маску мама должна сначала надеть себе, а потом уже ребенку (понятно, что, если мама в обмороке от потери кислорода, о ребенке ей будет сложно позаботиться). Тот же принцип работает и в семье: папа и мама в первую очередь муж и жена, поэтому жизненно важно первым делом «бронировать» время друг для друга — мы можем пойти прогуляться или сходить в кафе (в Зеленограде, где мы живем, есть поблизости с нашим домом очень уютная итальянская пиццерия), спокойно поговорить наедине.

Когда в доме малыш (как сейчас), муж всегда заботится, чтобы я высыпалась,- например, берет на себя утренние хлопоты: будит детей, кормит их завтраком, следит, чтобы вовремя ушли в школу (в этом году у нас шестеро школьников). А я, например, помогаю делать уроки: в нашем доме в гостиной стоит большой стол (знаете, такой, самый большой, который есть в Икее/не в качестве рекламы), и ребята собираются (кроме самых старших) обычно за ним и делают уроки вместе: удобно, можно у меня попросить помощи и помочь, если нужно, младшим.

Сейчас самое пристальное внимание — Анюте, она пошла в первый класс, и пятикласснице Лизе. Еще важный и любимый ритуал — традиционное чтение на ночь, время пообщаться, пообниматься и тепло закончить день.

Сергей: Честно говоря, времени катастрофически не хватает, поэтому необходимо «просто» волевым усилием прервать, например, работу, чтобы пообщаться. Хорошо, что есть воскресный день, когда мы можем собраться, помолиться вместе и поговорить, принять гостей и устроить пир.

image-29-10-15-19_12-2

- Как вы попали в Неокатехуменальный Путь и что он изменил в вашей жизни?

Татьяна: Как я уже говорила, я пришла в общину в гости, познакомилась там с будущим мужем, и пошла на катехизации ради него — видя, что для него это очень важно. И много лет подряд община была таким гипсом, каркасом, поддерживающим нашу семью. Я чувствовала заботу о нас наших региональных катехистов, в первую очередь, от о.Северино Пиццанелли (он сейчас работает в Эстонии), который всегда был рядом в трудностях, которые мы переживали, и которых, поверьте, было и есть немало.

Сергей: я услышал призвание в тот момент, когда я не мог больше жить так, как жил, скажем так, бессмысленно и беспощадно. Путь – это собственно жизнь рядом с другим человеком в свете божьего слова – я каждый день учусь видеть и принимать другого, прежде всего жену и детей, видеть любовь и заботу Бога в трудных ситуациях, когда кажется, что таковых нет. Без прощения Иисуса Христа невозможно было бы наше взаимное прощение в семье.

- Дети из верующей семьи в светском обществе. Сложно ли им? Бывают трудности или наоборот забавные истории?

Татьяна: Мне думается, что для семей и детей крайне важна христианская среда. Очевидно, что в таком огромном мегаполисе сложно в принципе общаться со своими друзьями, приехать в гости (к нам часто приезжают с ночевкой) на другой конец Москвы. И что делать католикам?

Для меня этот вопрос — как сделать так, чтобы у детей было общение со сверстниками и дружественными взрослыми из Церкви, некоторое время назад встал особенно остро. Ведь для подростков авторитет родителей в определенном возрасте начинает стремиться к нулю, а большее влияние имеет авторитет сверстников, окружения. Поэтому очень важно, чтобы рядом были взрослые — друзья родителей, тоже верующие («ну хорошо, мои родители — отстой, но вот дядя Женя вполне вменяемый»), и ровесники из христианских семей.

В этой ситуации Церковь как заботливая Мать нам очень помогла: наши дети стали посещать занятия в клубе «Опус Деи», сын поехал с ребятами оттуда в лагерь. Здесь мы встретили очень бережное и доброжелательное отношение к нам и нашим детям, помощь во многих проблемах и ситуациях.

Сергей: несомненно, для всех нас, не только для детей, важна среда, христианский круг общения, собственно община, в которой мы могли бы дышать Святым Духом и идти в мир с любовью. Думаю, именно это важно передать детям, что верующие в Христа идут в мир с любовью и прощением, что вера – это не бегство от реальности, а пришествие, воплощение через нас христовой любви в этой реальности – в школе, в семье, на работе. Поэтому именно в таком ключе мы говорим о конфликтах в школе, о ссорах с друзьями, недоразумениях с учителями. И в то же время необходимо, например, объяснять детям трудные вопросы истории церкви и истории страны, которые в школе часто подаются в ложном свете.

image-29-10-15-19_12-3

- Каждый ребенок личность, каждый индивидуален, у каждого свои потребности, таланты. Как разглядеть, как развить каждого?

Татьяна: Не знаю. Я, честно говоря, забочусь скорее о качественном контакте с детьми, чтобы иметь с ними эмоциональную связь, «чувствовать» их. Мне это непросто, я — дочка такой совсем неэмоциональной, холодной матери. Очевидно, что каждый ребенок — неповторимый, непохожий на братьев и сестер (это удивительно, ведь вроде бы у них одни и те же папа и мама): характер, способности, увлечения. Сейчас, когда уже половина наших детей — подростки, мне кажется, что мое дело — предлагать, находить интересные «места», где ребенок сможет заняться интересным делом, и любить, поддерживать и воодушевлять. Создавать дома территорию тепла и защищенности. А уж если есть таланты и желание что-то делать, ребенок это разовьет. Мое дело — обеспечить тыл.

Сергей: удивительно наблюдать рождение и развитие человека. Характер человека виден с первых минут появления на свет, дети совершенно разные. Если мы видим склонность ребенка к чему-либо конкретному, то стараемся создать материальные условия, изменяем под это распорядок дня и стараемся приучать к систематичности и ответственности в выполнении заданий. Конечно, иногда мы просто ограничены деньгами, чтобы материальные условия соответствовали уровню занятий, иногда ребенок охладевает к занятиям и тогда надо смотреть, вызвано ли это неудачами, ленью или именно отсутствием «призвания». Тогда мы помогаем принимать решение и стараемся не оказывать излишнего давления в выборе интересов.

- Удается ли сохранить дисциплину и порядок в доме?

Татьяна: Дисциплина и порядок — вообще-то жизненно необходимые вещи. Но это конечно не про «дом=казарма». Все же любят чистые окна, свежие футболки, вкусные пироги и интересные книжки? Поэтому этого огромного «слона» — порядок в доме — разрезаем на маленькие кусочки и распределяем между всеми членами семьи пропорционально возрасту и предпочтениям: кто-то пылесосит полы, кто-то гладит, кто-то развешивает белье и убирает вещи и игрушки. Если уж нужна генеральная уборка, то дети обычно включают какую-нибудь ритмичную музыку, и убираются, распределив между собой зоны квартиры и оговорив время уборки.

image-29-10-15-10_54-7

Есть куча информации, например, про систему «флайледи» и тайм-менеджмент, — все это маме в помощь,- применяй то, что тебе подходит. И, конечно, всякие нужные вещи типа стиральной и посудомоечной машины, хорошего пылесоса и мультиварки существенно облегчают будни простой домохозяйки. Для меня дисциплина — это в первую очередь про распорядок дня. Стараюсь четко придерживаться его со младшими детьми: это влияет на их самочувствие, утреннее настроение и на многое другое жизненно необходимое.

Сергей: общими усилиями удается. Сейчас нам всем при принятии какого-либо решения приходится учитывать не только фактор себя любимого, но и еще 9 других живых факторов. Кстати, дети видят своими глазами, что значит быть одним организмом, что каждый помогает всем, что слабейшие из нас, т.е. младшие, чтобы могли жить и развиваться, и которые по формальным признакам должны быть отнесены к величайшим эгоистам, нуждаются в большей заботе, чем сильные.

- Что самое важное в семье? И что самое важное в воспитании?

Татьяна: Кроме любви? Желание всегда идти на сближение, желание слушать и понять другого. Получается, что любовь к ближнему складывается из маленьких, не всегда заметных дел и фактов, которые, я уверена, очень важны для Бога. Большие героические вещи — это не для меня, но если мой дом будет теплым и дружелюбным для его обитателей и гостей — вот это победа, и по-настоящему! А в воспитании для меня принципиально — помнить, что ребенок — тоже человек, вообще-то.

Сергей: да, любовь и воля.

Беседовала Анна Гольдина
Фотографии из семейного архива Юмашевых

Анна Гольдина
Прихожанка храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Искусствовед, психолог, магистр богословия. Постоянный автор ряда православных и католических журналов. Редактор блога «Тау». Замужем. Мать троих детей.