Желание служить Церкви

Сегодня исполняется 25 лет со дня, когда на территории России были учреждены Апостольские Администратуры, что дало начало возрождению католических иерархических структур в нашей стране. Мы побеседовали с епископом Преображенской епархии в Новосибирске Иосифом Вертом, непосредственным участником тех событий.

- Владыка, могли ли Вы 25 лет назад подумать, что в России появятся Апостольские Администратуры и будет восстановлена иерархия?
- В октябре 1990 года нас, священников работавших на просторах Советского Союза, собрал Апостольский нунций архиепископ Франческо Коласуонно. Это было настоящее рабочее совещание, на повестке которого стоял вопрос, как обустроить жизнь Католической Церкви в СССР. Нунций рассказывал о том, что в Ватикане думают, как правильно все организовать, что чуть раньше в Россию приезжала группа прелатов из Германии, они проехали тысячи километров, познакомились с существующими приходами, и также вынесли свои рекомендации для Святого Престола.

А мы, простые священники из маленьких городов, радовались уже от одной мысли, что в России официально теперь есть католический епископ, а значит можно провести таинство миропомазания в своих приходах, решить вопросы смешанных или повторных браков. Просто в то время все эти грандиозные идеи о создании структур, о которых говорил нунций, мне были до конца непонятны. Мы даже не мечтали о таких вещах, для нас самое главное было, чтобы нас не трогали. Не запрещали служить, не закрывали приходы, не арестовывали и не отправляли в тюрьму.

werth_01

А тут речь шла о чем-то совсем фантастическом. Кроме того, в личной беседе нунций спрашивал, кого из знакомых священников мы видели бы кандидатом в епископы? Такая постановка вопроса совсем застала нас врасплох. Кого из нас назначить епископом? Как мы можем кого-то рекомендовать, если толком не знаем друг друга. Мы служили в тысячах километров друг от друга. Я, например, в то время был настоятелем прихода в городе Марксе, и единственным католическим священником на территории от Москвы до Каспийского моря. Поводом, чтобы мы собрались все вместе, могли служить лишь похороны умершего собрата во священстве. Но это происходило тоже не так часто. Я помню, что в 1983 году на похороны епископа Александра Хиры как раз собралось много священников и это было настоящее чудо, как для самих пастырей, так и для прихожан.

- Когда стало известно, что Вас назначили епископом?
- Буквально несколько месяцев спустя, после нашей общей встречи с нунцием. Я находился в городе Марксе и был полностью поглощен строительством храма. Вдруг звонок, сообщают, что в Волгоград прибыл архиепископ Коласуонно, и желает меня видеть.

Я, конечно, немного растерялся, но все-таки быстро пришел в себя, собрался и в компании с одним из моих прихожан отправился в дорогу. На стареньких жигулях, по разбитой трассе. Это сейчас кажется, что расстояние между этими городами совсем небольшое, а тогда дорога казалась вечностью.

Приехал, а нунций мне сообщает, что Папа решил создать в России две Апостольские Администратуры, и что одну из них возглавлю я в качестве епископа. Для меня эта новость была большой неожиданностью. Я даже попытался возразить, ведь я строю в Марксе храм, к тому же я иезуит, а нам нельзя становиться епископами. Ну, и для того, чтобы дать ответ, мне нужно узнать мнение моего провинциала. Нунций улыбнулся и говорит: «провинциал, конечно, это важно, но решение Папы —  это решение Папы. Так что готовься переезжать в Новосибирск: там будет центр одной из Администратур».

В Новосибирск? Но что там делать епископу? Там на территории всей Сибири всего три священника! (Вспоминаю шутку однокурсника по семинарии, который, узнав о моём назначении, сказал так: «Счастлив епископ, который не имеет священников!»). Нунций спокойно продолжал: «Не переживай, через год их будет уже 15, вот увидишь». И я стал готовиться в дорогу. Потом, спустя год или чуть больше, уже находясь в Новосибирске, я для себя отметил, что рядом со мной уже не 3, и даже не 15 священников, а целых 30 пастырей!

werth_pope_2

- Скажите, а Вы не испугались этого назначения? Все-таки у Церкви был печальный опыт преследования в Советском Союзе, а тут получается, что ты уже не просто священник, а епископ…
- Честно? Была такая мысль. Подумалось, хорошо вам в Риме решать, кому быть епископом, но как потом здесь жить с такой миссией. Слова «Колыма» и «Магадан» несколько раз мелькнули в голове (смеется). Это я еще не знал истории, произошедшей в России в середине 20-х. Когда Представитель Святого Престола тайно рукоположил в епископы нескольких священников. И чем все это закончилось. Однако, никакие страхи и сомнения не смогли бы взять верх над моим скромным желанием служить Церкви.
(Справка: В 1926 году в Россию прибыл французский епископ Мишель Д» Эрбиньи, который совершил епископскую хиротонию над 4 священниками: Болеславом Слоскансом, Александром Фризоном, Антонием Малецким и Пием Эженом Неве. Все они впоследствии были преследуемы властью, расстреляны или высланы из страны)

- Была ли Сибирь для вас неизвестной территорией?
- На самом деле нет. Ведь Казахстан и Сибирь ещё в царской России понимались как одно и то же. Я уже раньше бывал в Сибири. Ездил с пастырскими визитами в Омскую область, где в поселках проживало много ссыльных немцев. Эти общины, можно сказать, мне достались по-наследству. Ранее туда приезжал епископ Александр Хира. В один из своих последних визитов он пообещал верующим, что к ним скоро приедет молодой священник. Епископ Александр имел в виду меня. Я тогда заканчивал духовную семинарию в Каунасе, в Литве.

Что касается Новосибирска, то здесь особенный случай. Сразу после семинарии, еще находясь в Литве, я встретился с группой активных прихожан, которые приехали из столицы Сибири, чтобы попросить у епископа отправить им молодого священника Иосифа Верта. Эта просьба исходила от сибирского священника Иосифа Свидницкого. Монсеньор, и.о. епископа Вильнюской епархии (епископ Юлионас Степанавичус был в ссылке), выслушав их, вежливо отказал. На самом деле никто просто не знал тогда отца Иосифа. Кто это? Что за человек? Они уехали, а через полгода мы узнали, что священник Иосиф Свидницкий арестован в Новосибирске. Так что с Сибирью у меня давняя история.
(Справка: Прелат Иосиф Свидницкий – украинский католический священник, в 1982 году прибыл в Новосибирск, где занимался духовным окормлением местных католиков. В 1984 году под Рождество был арестован органами КГБ и отбывал наказание до 1987 года)

 werth_02

- Когда Вы приехали в Новосибирск, что поразило больше всего? Как отнеслись местные власти, как православные восприняли? Удалось с ними наладить контакт?
- Здесь в Новосибирске был священник отец Битаутас Саулюс (кстати, из Литвы, мы вместе учились в семинарии). Он сумел за короткое время свободы оживить приходскую жизнь. В храме было много интеллигенции, студентов, молодёжи. Но поразило, прежде всего, резко отрицательная реакция Православной Церкви на восстановление церковной жизни католической диаспоры в России. Раны от этого непонимания остались в душе до сих пор. Ведь в более сложные, советские времена, мы, католики и православные, многое делали вместе, даже можно сказать по-настоящему дружили. Например, в Литве вместе боролись за свободу совести и права человека. А тут… Это было сложно понять.

Ну, а власти? Власти поначалу, не обратили на это событие особого внимания. Оно и понятно, страна находилась в периоде тяжелого кризиса. Всё вокруг менялось с головокружительной быстротой, трудно было понять текущую ситуацию. Но помню, на инаугурации присутствовал глава Кировского района. Раз уж в Новосибирске появились католический епископ и курия, то просто необходим был телефон. Я записался на приём к мэру, встреча была скорее доброжелательной, чем наоборот. Очень скоро нам установили телефон. А позже наше сотрудничество успешно развивалось через строительство приюта св. Николая, тоже единственного в своём роде благотворительного проекта.

 werth_04

- Четверть века  — серьезный срок. Вы свидетель возрождения Католической Церкви в России. На ваш взгляд, что самое важное, что удалось сделать? И, сложный вопрос, что самое главное, что не удалось?
Я больше, наверное, свидетель времён гонений. Мало осталось католиков, кто мог бы подробно вспомнить церковную жизнь до 1991 года. А вот свидетелей последних 25 лет всё-таки намного больше.
Наши ежегодные пастырские конференции постоянно задаются этими вопросами. Что удаётся, а что пока не получается? Я все время напоминаю, что Церковь — это не какой-то стратегический бизнес-план или крутой финансовый проект. Нельзя рассматривать её с точки зрения экономической успешности или с чисто менеджерским подходом. Церковь – это, прежде всего, служение.

Например, в свое время, в 1993 году, в Новосибирске была открыта предсеминария, которая готовила ребят для учебы в высшей семинарии Санкт-Петербурга. Так вот, недавно, мы подбивали статистику и получилось, что за эти годы через неё прошло 150 человек. Сколько из них стало священниками? Возможно, человек 15. С точки зрения бизнеса успешный ли это проект? Конечно, нет. Но в Церкви как Теле Христа всё по-другому. Ведь если задуматься, 150 парней получили духовный фундамент, стали более глубоко смотреть на духовный мир. А ведь многие из них никогда дома не слышали о Боге. С таким фундаментом человек может многое сделать в себе и вокруг себя. Это, конечно, хорошее достижение.

Далее, следуют наши благотворительные и образовательные проекты. В нашей епархии находятся две католические школы. Они единственные в своем роде на всю Российскую Федерацию. Помню, что в самом начале было трудно, и речь даже шла об их закрытии. Настолько тяжело давались нам эти учебные заведения. Помню, я отправил своего заместителя в томскую школу с проверкой. Он вернулся и говорит: «Отче, все это нужно закрывать». Но прошло время, и то, что казалось неуспешным и неудобным, стало одним из самых лучших наших проектов. Сейчас, если бы встал вопрос о закрытии школ, я бы приложил все усилия, чтобы этого не случилось. 

Кроме того, наше социальное служение через «Каритас». Сколько тысяч нуждающихся людей получило здесь помощь! Эта цифра действительно впечатляет. И ведь, тоже в начале, когда мы только начинали это делать, были разные проблемы и сомнения. Но я всегда повторяю: в сложных ситуациях надо дать место Святому Духу. Он выведет, Он покажет дорогу.

werth_03

Что не получилось? Если взять последние годы, не получилось с процессом «повторения уроков II Ватиканского собора». В 2012 – 2015 годы мы переживали очень значимую дату в истории Церкви последних веков: 50 лет II Ватиканского Собора. 50 лет назад мы были за железным занавесом и Вселенский Собор нас в Советском Союзе почти не коснулся. И это был хороший повод углубиться в учение Собора и претворить его идеи в жизни Церкви, в нашей жизни. Сегодня я вижу, что этот процесс не получился.

- Какая, на Ваш взгляд, самая главная задача на ближайшее десятилетие для Католической Церкви в России?
- Католическая Церковь в России не такая большая, как, например, в Европе. Она легко уязвима. И наша цель стабилизировать и сохранить то, что у нас есть. Главное, смотреть в будущее с оптимизмом, работать над тем, чтобы выросли местные призвания в священники и монахини. В делах финансовых становиться более самостоятельными. Ведь наши братья-католики из других стран по-прежнему всячески поддерживают нас. За это им огромное спасибо, но определенную ответственность мы должны брать сами.

А так, всех еще раз поздравляю с 25-летием возрождения структур Католической Церкви в России. И желаю обилия Божьих Благословений!

Беседовал Пётр Соколов 

Петр Соколов
Окончил актерское отделение Казахского государственного института театра и кино и курс социального менеджмента Пражского университета. Директор «Каритас» Новосибирска. Заядлый хоккейный болельщик и к тому же рыбак.