Вербное воскресенье, или вход и выход

«Кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет» (Ин.10:9).

Церковная архитектура во всем многообразии ее форм – от римских базилик и средневековых соборов до минималистичных зданий храмов современности – на протяжении многих лет помогала мне открывать глубину христианского учения. Размышляя о Вербном воскресении, празднике входа Господня в Иерусалим, я мысленно возвращаюсь к стенам старинного аббатства, стоящего на высоких белых скалах. Как и любой средневековый монастырь, оно окружено высокими и прочными стенами. Тот, кто желает пройти во внутренний двор, должен войти в монастырские ворота и следующие несколько шагов сделать во внезапно обрушившейся тишине и в сумраке – так велика толщина стен. Несколько шагов, во время которых успеваешь кожей почувствовать безжизненную сырость и толщу многовековой каменной кладки. И вот, наконец, выход – щурясь от яркого света, вступаешь на залитый солнцем двор. Войти, сделать несколько шагов в темноте и… выйти.

Иисус, Который говорит о Себе как о Двери, сегодня входит в Иерусалим. «Множество народа, пришедшего на праздник, услышавши, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, выши навстречу Ему и восклицали: осанна! Благословен грядущий во имя Господне!» (Ин. 12:12-13).

verb_02

Царь входит в свой город. В отличие от обычных царей, которые с триумфом входили в город после одержанной победы, Иисус еще не одержал победы над своим главным врагом – смертью. Вход в город – только начало воспоминания Страстей Господних, а литургия Вербного воскресения призывает нас к тому, чтобы быть не пассивными «воспоминающими», а соучастниками.

Господь входит в свой храм. Здесь и сейчас. В Вербное воскресение Церковь предписывает по возможности совершать начало богослужения торжественно – «в виде процессии или же торжественного входа перед главной Мессой». У входа в храм читается фрагмент Евангелия о входе Господнем в Иерусалим, затем освящаются пальмы (нередко маскирующиеся под вербы). Как и жители Иерусалима две тысячи лет назад, мы толпимся и волнуемся, толкаемся, перешептываемся. Эта Церковь, этот Град, куда входит Господь, еще несовершенна. Мы не прожили пост так, как хотели, не примирились, не простили, не поняли. В земной Церкви – и в этой конкретной церкви – плоды победы Христа видны отнюдь не всегда и не везде. И все же Он приходит – именно сегодня, входит во врата, как Царь (недаром во многих храмах для процессии Вербного воскресенья стараются открывать главный вход). Эту Церковь, эту общину Он избрал для совершения Своей победы. И Он приглашает нас к соучастию, что выражается в простых и конкретных литургических формах. В течение Страстной недели совершается несколько важных процессий: процессия к входу в храм и процессия к алтарю в Вербное воскресенье, процессия при перенесении Святых Даров в темницу по окончании Евхаристии в Великий Четверг; процессия со крестом в Страстную пятницу и процессия ко Гробу Господню; процессия Светильничного богослужения в навечерие Пасхи и, наконец, процессия ко Гробу утром Воскресения. Мы в буквальном смысле получаем возможность последовать – «вместе со всей Церковью», как подсказывает Наставление к римскому Миссалу, за Иисусом. Войти в город, заглянуть в горницу Тайной вечери, ужаснуться суду Пилата, и, наконец, выйти из стен – навстречу смерти на Голгофе. А наутро встретиться со Христом в прекрасном зеленом саду. Вместо шумного города — новый Эдем. Господь приходит, чтобы в конце концов в нашем городском муравейнике просиял Небесный Иерусалим.

verb_03

Вербное воскресенье – повод задуматься о том, как важно прожить воспоминание Страстей со своей общиной. Вхождение в конкретную церковную общину – особенно для тех, кто к вере пришел в сознательном возрасте – может напоминать вход в Иерусалим. Святой город! Люди приветствуют новичка, первые шаги новокрещеного или свежевоцерковленного – это шаги по мягким одеждам и пальмовым листьям. А потом, пусть даже очень нескоро, оказывается, что у пальмовых листьев есть очень острые края, которые могут не хуже терна колоться и резать до крови. Многие святые, которых Господь решил сделать Своими избранными друзьями, пережили в своих общинах настоящую Голгофу (можно вспомнить хотя бы св. Иоанна Креста). 

Мы входим в Церковь – в общение святых, в новый Избранный народ – через погружение в воды крещения. К свету воскресения мы выйдем, сощурясь от света, только через одиночество умирания, через холод и тишину смерти. Войдем и выйдем, и – на что я очень надеюсь – пажить найдем.

Анастасия Паламарчук
Фотографии Евгения Мартыновича

Анастасия Паламарчук
Прихожанка храма св. Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге, органистка. Доктор исторических наук, историк- медиевист.