Избранник

Имя американского писателя Хаима Потока практически неизвестно русскоязычному читателю. Это и неудивительно. Ведь на русский язык переведено всего одно его произведение, «Избранник». Книга повествует о дружбе двух еврейских мальчиков, живущих в Бруклине. Перед нами открывается удивительный мир американского еврейства времен Второй Мировой войны. Большинство описываемых взрослых — выходцы из России, эмигранты в первом поколении. Приехали в Штаты они по разным причинам. Кто-то искал свободы, кто-то спасал себя и свою общину от погромов. Как бы там ни было, на новой земле они сохраняют прежние традиции и мировоззрение, и даже язык. С напряжением следят американские евреи за событиями Второй Мировой и приходят в ужас, когда им открывается трагедия европейского еврейства…

chaim-potok

Отчасти автобиографическая книга Хаима Потока на первый взгляд кажется написанной исключительно для евреев и интересной только им. Чем же эта книга может быть полезна для христиан? Дело в том, что в этом произведении автор ищет ответа на два основных вопроса: «Почему Бог молчит?» и «Как мне реагировать на молчание Бога?» Молчание Бога раскрывается с разных сторон. Это и молчание Бога перед лицом Катастрофы. Евреи вопрошают Всевышнего: как могло такое произойти? Почему были убиты шесть миллионов их соплеменников? Где был Господь в это время?

Они спрашивают не только почему это произошло, но и для чего. Они ищут новых путей понимания произошедшего. Для значительной части американского еврейства ответом становится появление государства Израиль. Они больше не хотят просто ждать прихода Мессии, но приготовить путь для Него, еврейское государство, которое снова соберет все колена Израилевы.

Молчание Бога предстает и в лице отца-цадика, т.е. практически святого. Он находит время, чтобы беседовать со множеством посетителей, приходящих к нему, но со старшим сыном ученый раввин говорит только и исключительно о Талмуде и многочисленных толкованиях . Только в конце книги нам открывается причина этого странного молчания и вся мудрость этого человека. Практически в течение всего повествования он предстает как очень странная фигура, практически фанатик, и только на самых последних страницах мы встречаемся с отцом, наделенным любящим и мудрым сердцем. Он совершает практически немыслимую вещь – отпускает своего сына и наследника, юношу, которому предстояло занять его место во главе общины, в мир и говорит при этом прекрасные слова: «Сегодня праздник свободы. Сегодня я отпускаю моего Даниэла. /…/Пускай мой Даниэл станет психологом. Он будет цадиком в миру. Мир нуждается в цадиках».

choozen_03

В этих словах прослеживается и мысль близкая христианскому взгляду на мир. Не важно, какое социальное положение занимает человек, чем он занимается, важна его обращенность к Богу и Его воле. И в этом контексте особым образом раскрывается вопрос о молчании Бога. Через это молчание проходили многие святые, многие из которых были также еврейского происхождения. Стоит вспомнить св. Терезу Авильскую, привнесшую в католическую лексику такое словосочетание как «темная ночь» и познавшая, что это такое сполна.

Молчание Бога становится непонятным и кажущимся жестоким способом воспитания святого в каждом из нас. Мы не найдем в этой книге четких и ясных ответов на глобальные вопросы об устройстве мироздания. Зато перед нами четкое понимание того, как должны складываться отношения с Богом. Ответом на Его молчание должно быть не только смирение, но и полное доверие, слепое доверие, которое являет собой сын хасидского святого Даниэл. И в то же время в этом доверии нет пассивности. Мальчик продолжает думать и совершенствуется в этом непростом искусстве. Испытывая давление со стороны отца, он не только страдает или, как это сделал бы любой другой подросток, оказывает сопротивление или даже бунтует. Он ищет в этом давлении рациональное зерно, анализирует происходящее. И, что куда более важно, стремится увидеть пользу, которое такое поведение отца принесет не ему, но тем, кто рядом с ним. Не только его общине, но и его друзьям и сокурсникам. Это очень болезненный опыт, но именно он показывает насколько зрелая личность этот совсем еще ребенок. Он оказывается куда более мудрым и умеющим заглянуть в суть вещей, чем главный герой книги, от лица которого и ведется повествование.

Рувим – тоже удивительная личность. Еще мальчик, который сумел преодолеть свою ненависть и боль поражения, чтобы разглядеть чужую беду. Мало того, он находит в себе силы, чтобы в своем противнике увидеть не только неординарную личность, но и встретить настоящего друга.

MBDCHOS FE002

Эта история двух мальчиков открывает нам взгляд иудеев на отношения дружбы и наставничества. Отец Рувима, блестящий ученый, который на наших глазах станет истовым сионистом, который приложит максимум усилий для поддержания и создания государства Израиль, напомнит сыну о том, что Талмуд учит, что два главных выбора человек должен сделать сам: выбор наставника и выбор друга. Мы привыкли к тому, что мужчина ищет в своей жизни женщину… А здесь перед нами чисто библейский взгляд на мир. И Рувим, и Даниэл ищут друга. Того человека, с которым не просто приятно погонять мяч во дворе, но того, который помогает личностному росту и встрече с Богом. Эти два мальчика растут словно бы на наших глазах и мы видим, как эта дружба меняет их. Им еще предстоит найти своих мудрых наставников, которые на пути духовного становления заменят им отцов, перед нами разворачивается картина дружбы, основанной на библейских принципах. Не зря сестра Даниэла называет мальчиков Давид и Ионафан.

Почему же нет ни слова о поисках невесты? Потому что этот вопрос предстоит решить родителям. В последних главах книги сестра Даниэла выходит замуж за парня, с которым обручена с двух лет. Да и у самого Даниэла есть невеста, которой приходится отказать из-за его желания покинуть общину. Сам же Рувим больше интересуется тем, как стать хорошим раввином, чем созданием семьи. Он видит острую нужду американской еврейской общины в мудрых наставниках и прикладывает огромные усилия, чтобы нести свое служение, которые он выбрал по зову сердца.

MBDCHOS FE001

И еще один момент, на который стоит обратить внимание в этой книге. То, о чем так много говорит папа Франциск. Это – свидетельство веры. Рувим живет этим свидетельством присутствия Бога в повседневной жизни. Он много молится и не стесняется надевать тфилин в больнице. Его свидетельство во всей его юной еще личности, в его поиске честных ответов на порой очень трудные вопросы. И при этом он не становится эдаким болванчиком, качающим головой в такт мудрым изречением учителей. Он имеет на все свое твердое мнение. Даже очень сложные места Талмуда толкуются им по-своему.

В дружбе этих двух мальчиков встреча двух типов святости. Святости, перенесшей страдание, раненой и стремящейся идти в мир, чтобы взыскать погибшее. И святости, открытой на веяния этого мира, веселой и задорной, приносящей свой взгляд на мир в Божий храм и наполняющей его не только радостью, но и внимательным состраданием. И двух этих будущих цадиков объединяет интерес к людям и желание им служить. В них обоих призвание к отцовству. Тому самому, из-за которого в христианской традиции мы называем священников отцами. Призвание к внимательному и нежному служению, которое ищет каждую потерявшуюся овцу.

Анна Гольдина

Анна Гольдина
Прихожанка храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Искусствовед, психолог, магистр богословия. Постоянный автор ряда православных и католических журналов. Редактор блога «Тау». Замужем. Мать троих детей.