Второе искушение. 7 граней

«И, возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то всё будет Твое. Иисус сказал ему в ответ: отойди от Меня, сатана; написано: Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи» (Лк 4, 5-8).

1. Дьявол отводит Иисуса на гору. Гора в Библии всегда символ близости к Богу. На горе Мориа Авраам собирается принести в жертву своего сына. На горе Хорив (Синай) Моисей получает Скрижали Завета. Гора Сион – символ любви Бога к Израилю. Получается, что горы – это всегда место особого присутствия Бога, Его обращения к Своему народу. В истории Ветхого Завета Всевышний обращался к евреям через пророков, которые восходили на гору. Получается, что дьявол, избирая некую возвышенность, чтобы показать все царства мира, сразу предлагает оказавшемуся в пустыне «пророку», в котором он подозревает Мессию, отречься от своего предназначения. Гора, став места искушения, как бы приобретает противоположный знак, становится местом, возможного отречения от Бога.

JesusalDesierto

2. Дьявол показывает Иисусу все царства вселенной. Можно сказать, что в этот момент перед взором Иисуса как бы раскрываются владения, которые дьявол считает своими. Это – тот самый языческий мир, которые потом покорит Благая Весть. Понятие «царства» в Библии довольно неоднозначно. Слово «мелькут», которое использует древний автор, означает не что иное, как Царство Божие, т.е. владычество Бога над миром. Не зря в позднейших толкованиях мы встречаем пояснения, что царство олицетворяет собой женское начало, невесту. Такое понимание напоминает нам о Песни Песней, где невеста уподобляется душе, ищущей Бога, и даже целому народу Израильскому, стремящемуся навстречу своему Жениху. Достижение такого царства требует приложения немалой силы. Только не физической! Это – путь духовного совершенствования и максимального доверия Богу.

«Царства вселенной», царства языческого мира противостоят этому Царству Бога. В Евангелии, написанном на греческом языке, речь идет о земных владениях правителей ойкумены, т.е., если переводить дословно, обжитого мира. Мы бы сказали: «цивилизованного мира». Как ни странно, в этом искушении речь идет отчасти и о противопоставлении цивилизации того времени миру, к которому стремится Израиль.

temptat_01

3. Дьявол предлагает Иисусу стать царем всего этого языческого мира. В этот момент происходит, совершенно не заметное на первый взгляд, противопоставление Иисуса и царя Давида, некая подмена понятий. Царь Давид был избран Богом управлять Израилем. В нем присутствует момент двойного избранничества. С одной стороны, он – представитель народа, который Бог взял Себе в удел. С другой, он избран из народа, чтобы вести его по путям Господним. С точки зрения библейского мировоззрения, Давид – идеальный образ царя. В нем сочетается множество качеств. Первое из которых –подчинение Богу, а второе – смирение. Мало того, царь Давид – это гарант того, что Израиль не одолеют силы вражеские, т.е. языческие царства.

Искушая Иисуса, дьявол предлагает Ему, в первую очередь, не власть, а отречение от Бога. Он предлагает не конкретные царства, которыми можно править и даже не конкретных людей, которыми можно владеть, а создание некой империи, даже вселенной, ойкумены, противоположной Богу, противопоставляющей себя Богу.

4. Интересно, что эта история повторится еще раз ближе к концу евангельского повествования. Только в том случае искушению подвернется целый народ. Пилат предложит выбрать Иисуса или Варавву. Имя «Варавва» (Бар-Абба) переводится как «сын отца». В некоторых источниках мы находим именование Иисуса Бар-Абба, Сын Отца. Таким образом, Варавва становится своеобразным двойником Иисуса, Его полной противоположностью. В отличии от Сына Божьего, он стремился именно к той идее, которую предлагал сатана. Не внутреннее преображение Израиля, не путь полного предания себя Бога, а, напротив, максимальное самостоятельное плавание, призыв к восстанию, восстанию против всего миропорядка, а не только против римского владычества. В Варавве происходит подмена мессианских идей Израиля. И в связи с этим характерен выбор евреев. Они выбирают именно путь вне Бога, путь абсолютной самостоятельности, в которой вера становится простой идеологией.

temptat_02

5. Фраза «отойди от Меня, сатана» прозвучит в Евангелии еще один раз и обращена она будет к апостолу Петру, когда тот предложит Иисусу попробовать уклониться от страшной участи. В сущности, эта ситуация повторит искушение в пустыне. Иисус снова окажется перед выбором: земное счастье или Спасение.

6. Отвечая «Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи», Иисус цитирует книгу Второзакония (Втор 6,13). Эти слова  — часть целого отрывка, связанного с обетованием народу Израиля: «Когда же введет тебя Господь, Бог твой, в ту землю, которую Он клялся отцам твоим, Аврааму, Исааку и Иакову, дать тебе с большими и хорошими городами, которых ты не строил, и с домами, наполненными всяким добром, которых ты не наполнял, и с колодезями, высеченными из камня, которых ты не высекал, с виноградниками и маслинами, которых ты не садил, и будешь есть и насыщаться, тогда берегись, чтобы не забыл ты Господа, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Господа, Бога твоего, бойся, и Ему одному служи, и Его именем клянись. Не последуйте иным богам, богам тех народов, которые будут вокруг вас» (Втор 6,10-14). Получается, что своим искушением дьявол не только пытается сбить «нового пророка с пути», но и допытывается у Него, не Мессия ли Он, которого столько ждали. Отталкивая сатану этими словами, Господь дает ему ответ и о том, кто Он, и о сущности Своего призвания.

temptat_04

7. Иисус не вступает с лукавым в дискуссии, не задает разных вопросов. Он краток, но не злобен. Находясь в крайней точке физического истощения, Господь отвечает словами Писания. Как известно, дьявол самый лучший богослов, прекрасно знающий слова священных книг, поэтому он и не задает лишних вопросов, но продолжает настаивать на своем, вовлекая Иисуса в следующее искушение. Но как и в истории с хлебом и камнем, Господь подчеркивает то, что потом скажет явно: Царство Его не от мира сего и измерить его меркам мира, который сатана считает своим, невозможно. Этот мир живет по своим законам, пронизанным доверием Богу, и врата ада не одолеют его.

Анна Гольдина

Анна Гольдина
Прихожанка храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Искусствовед, психолог, магистр богословия. Постоянный автор ряда православных и католических журналов. Редактор блога «Тау». Замужем. Мать троих детей.