Звезда на пути в Вифлеем

Адвент – особое время, когда кажется, что вся природа уснула. В домах начинает пахнуть корицей и еловыми ветками. Мир замирает в ожидании чуда. Вероятно, и две с лишним тысячи лет назад иудеи и эллины ждали какого-то чуда, особого знака, способного изменить их мир, дать надежду и утешение.

Иудеи были под пятой Римской империи. Им казалось, что обретение свободы и возвращение государственности принесет им счастье. Эллины же тосковали, создавали все новые и новые учения, утверждавшие, что жизнь – тлен и призывавшие вскрыть вены и не мучиться. Ойкумена, т.е. населенный мир, погрузился в какое-то тягостное ожидание. В нем много надежд, но нет Надежды. Представители разных народов и государств придумывали свои пути обретения счастья и пытались всячески навязать их Богу. Как котам, им хотелось найти свою картонную коробку, чтобы туда залезть и почувствовать истинную сладость бытия. Наступает такой период, когда на небо не смотрят даже пастухи. Все заняты своими делами и мыслями. И даже Бог Авраама, Исаака и Иакова вовлечен в этот круговорот…

magi_05

На небе появляется звезда, и видят ее только волхвы с Востока. Их всего-то трое. Ни о каком Мессии они не помышляют. Идут приветствовать рождение великого царя. Они вообще «внешние» и для иудеев, и для эллинов. Так начинается история Нового Завета. Только теперь Бог обратится не к одному человеку и даже не к одному народу, а ко всему человечеству. Мало того, говорить Он будет не на горе со Своим пророком, а будет бегать по улицам захолустного иудейского городка маленькими детскими ножками, купаться в Иордане и танцевать на свадьбах.

Но вернемся к волхвам. В истории их прихода в маленький город Вифлеем, словно в маленькой льдинке, отразилась вся история, описанная евангелистами. Вот рождается Мессия, который пришел в первую очередь к своим соплеменникам. Но они не принимают Его. В их домах и сердцах нет для Него места. Поклониться к Нему приходят иноплеменники. Не просто иноплеменники, а те, кто, кажется, связан с темными силами. Какие-то не то астрологи, не то маги. Пройдет несколько десятков лет и ученики будут возмущаться, что есть какие-то люди, которые «с нами не ходят», но исцеляют и изгоняют бесов именем Христовым. Но ведь именно эти странные люди, ничего, по меркам иудеев, не знающие о Боге, первыми приходят поклониться Иисусу. Хотя нет. Первыми все-таки приходят евреи, пастухи. Но совсем не потому, что они заметили какие-то новые звезды, задумались об этом и спросили совета у мудрецов, а потому, что ангелы со своими песнями и тимпанами ввалились в их размеренный быт. В отличии от них волхвам предстоит приложить усилие. Они не только наблюдают звезды, но и предпринимают долгий путь, да еще и подарки приносят.

magi_06

У пещеры, где родился Спаситель, словно встречаются две из тех дорог, по которым потом будут идти Его ученики. Одна — пастухи, это эмоциональное принятие веры, то самое зерно, которое, упав в землю, быстро дает всход. Другая – те, кто ищет, думает, задает вопросы, чья вера постоянно жаждет для себя твердого основания. Как ни странно, из этой породы множество святых, которые не только не испугались трудностей пути, но еще и стремились принести своему Возлюбленному хоть какие-то дары.

Эти самые «волхвы» — настоящие романтики, смотрящие на небо. Простым иудеям там высматривать нечего. Не зря в Ветхом Завете звезды упоминаются только, когда речь идет о некоем множестве, о том, что нельзя сосчитать. Только в одном месте мы встречаем пророческие слова о звезде и звучат они из уст такого же иноверца и волхва, как те, что пришли в Вифлеем. «Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля», — говорит Валаам, иноземец, который вместо того, чтобы проклинать евреев, стал их благословлять. Так что нечего особенно в небо смотреть! «Знаки на небе» для волхвов всяких!

Современные ученые говорят, что Вифлеемская звезда была природным явлением, которое можно объяснить с точки зрения науки. Многочисленные толкователи, напротив, видят в ней явление сверхъестественное, ангела, спустившегося с небес. Но стоит задать вопрос: почему была выбрана именно звезда? Ведь и луна, и солнце могли бы повести себя каким-то особым образом, почему этого не произошло? Почему Бог избирает звезду, одну из миллиарда подобных?

magi_04

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, стоит обратиться к первым дням творения мира. Не только потому, что с родившимся Спасителем Бог творит новый мир. Ассоциация, лежащая на поверхности, слова Иисуса: «славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (Мф 11,25), самым маленьким и, казалось бы, незаметным. Но здесь стоит обратиться и к первым глава Пятикнижия Моисеева. Как известно, первые две главы книги Бытия описывают одно и то же событие, сотворение мира. В первом рассказе человек предстает как часть мира, а во втором ему выделяется особое место в творении. В первом рассказе Бог предстает как Элоким, во втором как Яхве. По-разному открываются связи Всевышнего, человечества и конкретного человека.

Элохим – это Имя, которое стоит перевести как «Бог». В нем заключен закон и порядок, по которым существует вселенная. И в нем же кроется Суд. Элохим – это Кто-то «холодный», отстраненный от человека, выносящий суждение, суд о нем и над ним. Это Имя как солнце восходит над добрыми и злыми, выводя на свет их дела и мысли. Во второй главе появляется Имя, которое в европейской библеистике читают как Яхве. А иудеи читают ха-Шем, Господь. В этом слове скрывается то, к пониманию чего человечество пришло только к XX веку: милосердие. Милосердие, которое преодолевает границы и идет навстречу человеку. И  в самом этом Имени скрывается близость к нему. Путеводная звезда, указующая путь спасения человеку.

Первая буква Имени «йуд» связана с мужчиной, а вторая «хей» с женщиной.  В иудейском сознании речь идет не только о присутствии в Боге мужского и женского начала, но, в первую очередь, о разном проявлении Милосердия. Милосердие отца и милость матери, которые присутствуют в Творце. Одно — это любовь, настолько наполненная, что она изливается через край. Другое – забота, защита и опека.

magi_03

В момент Рождества в мир приходит Солнце правды, Сам Бог, Любовь (Милосердие), Которого столь велика, что изливается через край. Но приходит Он, не с шумом и грохотом, а с тишиной и нежностью, как мать на цыпочках входит в спальню к больному ребенку. Звезда на небе такая же, как множество других, это – символ нежности, заботы и уважения, которые Бог проявляет к человечеству.

Нам, воспитанным на различных фильмах и картинах, посвященных Рождеству, где к Младенцу приходят гурьбой пастухи вместе с овцами, барабанами и арфами, привыкшим, что вокруг спящего Ребенка толпами носятся ангелы, сложно понять смысл происходящего. Вместе с великими мастерами прошлого мы застреваем на моменте, когда все поют «Глория» и устраиваются вокруг полуразрушенного дома, где прячется богато одетое Святое Семейство. Близкий и понятный нам праздник, так похожий на появление в семье наших собственных детей, братьев и сестер, скрывает от нас смирение Вифлеемской звезды. Может быть, поэтому она нередко вообще исчезает с картин. Или, напротив, становится столь яркой, что светит подобно Луне. И вместе с этим от нас скрывается момент тишины и заботы, бережного отношения Творца к творению. Удивительного материнского умения ждать. Ждать, когда ребенок вырастет и станет самостоятельным. Ждать, когда народ, или хотя бы некоторые, будут готовы принять Слово ставшее плотью. В Евангелии мы много раз сталкиваемся с таким отношением Иисуса к ученикам, но нам это кажется само собой разумеющимся, как ненавязчивая забота матери.

Свет Вифлеемской звезды – это тихий свет Милосердия, с которым Бог приходит в мир, весть о прощении и любви, которую удается услышать немногим, но которая обращена ко всем.

Анна Гольдина

Анна Гольдина
Прихожанка храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Искусствовед, психолог, магистр богословия. Постоянный автор ряда православных и католических журналов. Редактор блога «Тау». Замужем. Мать троих детей.