И на сене в яслях…

Многочисленные рождественские песни создали в нашем сознании устойчивый образ Рождества. Холодно, пещерка с животными, кормушка, наполненная сеном… А ведь Евангелие не дает никаких точных объяснений того, в каких условиях родился Спаситель. Бытописателя интересуют не мелкие детали, а глобальные события. Вот это самое мягкое сено в яслях допридумывало уже благочестивое мышление христианской Европы. Хотя, конечно, сено появилось не случайно.

Как известно, мягкое и питательное сено с древних времен использовалось в качестве корма для животных. Впрочем, и солома не оставалась только для наполнения тюфяков, которые бросали вместо постелей на пол. Крестьяне победнее добавляли в корм солому, просто чтобы еды для животных было побольше. Не качество —  так количество. Библия  нередко упоминает о соломе и сене как о чем-то, что легко уничтожает огонь. И все-таки символика казалось бы прозаичного сена не исчерпывается идеей о неизбежном наказании.

soloma_01

Во-первых, сено – это символ хлеба. Пища для стада Божьего. Предвечное Слово, Хлеб Живый в первые минуты Своей земной жизни оказался именно на сене. Мягкое и теплое, оно стало постелью для Богомладенца. Художники Северного Возрождения вполне могли заменить сено на настоящие снопы колосьев. С одной стороны, в этом прямое указание на Причастие. С другой – на множество плодов, которое принесет проповедь Царства Божьего. Господь частенько обращался к образу жатвы. Сено становится лишним напоминанием об этом.

Во-вторых, сено – это древний символ благополучия и мир. Конечно, в первую очередь сено говорит о материальном достатке. Но в то же время оно символизирует и некую успокоенность, мир, остановку в череде жизненных бурь. В этом смысле сено напоминает нам о словах «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф 11:28). Стоит вспомнить, что у этих слов есть продолжение: «возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф 11,29-30). Таким образом, эти слова говорят нам не только о том, что встретившись с Господом, мы обретаем мир, некую успокоенность, они призывают нас «отплыть на глубину», увидеть более глубокий смысл. Обретаемый нами мир – это смысл жизни, самая сердцевина нашего существа, то для чего мы пришли в этот мир. Сено в сцене Рождества напоминает нам об особом «типе» благополучия, о том Благе, которое мы получаем без великих усилий с нашей стороны и которое лежит в запеленатое на сене в яслях.

soloma_04

В третьих, сено – это символ бедности. Не нищеты, а именно бедности. Сейчас мы не видим особой разницы в этих понятиях. В то время как в прежние времена бедными считались те, кто живет от плодов трудов своих. Бедняками были галилейские рыбаки, каждый день выходившие в море. На их столе всегда была пища, поэтому по меркам сегодняшнего дня бедными их назвать сложно. Тем не менее, в сравнении с жителями Иерусалима они были малообразованны, их руки были грубы и они вынуждены были добывать хлеб насущный именно сами: не покупать, а производить. Это и делало их настоящими бедняками. Как говорили в те времена — народом земли. Но к таким беднякам и приходит Господь: «славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам» (Лк 10,21). Так сено становится символом бедности перед Богом, максимального доверия Ему и открытости Его воле. Лежащий на сене Младенец напоминает нам о том, сколь великим должно быть это доверие и сколь малы мы перед Создавшим небо и землю.

А как же солома, которая также присутствует на картинах Рождества?

Как уже говорилось выше, солома не столь питательна и не столь пригодна в пищу животным. Обычно ею забивали тюфяки или конопатили крыши. Когда в Библии говорится об огне уничтожающем, то довольно часто упоминается и солома, имеющая обыкновение быстро вспыхивать, особенно, если она сухая. Так в Евангелии от Луки читаем: «Когда же народ был в ожидании, и все помышляли в сердцах своих об Иоанне, не Христос ли он, —  Иоанн всем отвечал: я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем.  Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу в житницу Свою, а солому сожжет огнем неугасимым»  (Лк 3,15-18).

soloma_03

Солома с древних веков считалась символом греха, живущего в человеке. В ней скрываются некоторые особенности развития духовной жизни. Ведь сначала солома была живым ростком, стремящимся к солнцу. В этом она схожа с человеком, стремящимся к Богу и ищущем Его воли. Но нередко Бог испытывает человека, выводя его в пустыню, чтобы говорить к его сердцу прямо и без обиняков привычных установок. Это болезненный путь, который мы проходим вслед за скошенной травой, которая увядает и высыхает, оторванная от корня. Господин жатвы прячет просушенную траву в гумно и теперь она оказывается еще и в темноте. Великие мистики называли этот период темной ночью, когда душа уже теряет все свои силы и ориентиры. Каков же следующий этап? В темной ночи душу охватывает своего рода оцепенение, когда свет собственной веры уже не освящает путь. Все кажется напрасным и нет веры в собственные силы. Именно в этот момент и приходит Хозяин, чтобы очистить гумно и сжечь солому огнем неугасимым. На первый взгляд может показаться, что здесь – конец истории. Потерявший веру, погрязший в своих грехах должен погибнуть в геене огненной. Только огонь не всегда ведет к уничтожению, в Библии он нередко присутствует как образ очищения. Через такой огонь проходит младший сын в притче о Милосердном отце. Кажется, что его душа, его воля, его внутренний мир окончательно уничтожены. Он – конченный человек, которого, как солому, осталось только уничтожить. Тем не менее, он находит в себе остатки сил, чтобы идти к Дому Отца.

«Из глубины взываю к Тебе, Господи.  Господи! услышь голос мой. Да будут уши Твои внимательны к голосу молений моих. Если Ты, Господи, будешь замечать беззакония, — Господи! кто устоит? Но у Тебя прощение, да благоговеют пред Тобою. Надеюсь на Господа, надеется душа моя; на слово Его уповаю» (Пс 130, 1-5)

soloma_02

Не зря художники так часто укладывали солому на крыши полуразрушенных зданий, в которых пряталось Святое Семейство от непогоды. Пришедший спасти человечество от ига греха, прячется под соломенной крышей. И это вновь напоминает нам, что двери покаяния открыты для каждого грешника. Об этом лучше всех знал царь Давид, говоривший: «Дай мне услышать радость и веселие, и возрадуются кости Тобою сокрушённые» (Пс 50,10).Огонь, уничтоживший прежнюю жизнь греха, сожженного подобно соломе, освобождает место для нового творения, для нового мира грядущего вместе с рождением Спасителя.

Анна Гольдина

Анна Гольдина
Прихожанка храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Искусствовед, психолог, магистр богословия. Постоянный автор ряда православных и католических журналов. Редактор блога «Тау». Замужем. Мать троих детей.