Католики на Олимпиаде-80

19 июля исполняется 35 лет со дня открытия Олимпийских игр в Москве. Пожалуй, мало кто знает, что в Олимпийской деревне, расположенной в центре Союза Советских Социалистических республик, совершались католические богослужения. Об этих неизвестных страницах Московской олимпиады мы бы и хотели рассказать.

Решение о том, что столицей XXII Олимпийских игр впервые станет столица социалистического государства было принято 23 октября 1974 года в Вене. На последнем этапе голосования Международный олимпийский комитет (МОК) должен был выбрать между Лос-Анжелесом и Москвой. Почти с двукратным перевесом победила столица СССР.

Буквально через несколько месяцев был создан Оргкомитет «Олимпиада-80», а в июне 1977 года в 5-м управлении КГБ СССР был образован 11 отдел, задачей которого являлось «осуществление оперативно-чекистских мероприятий по срыву подрывных акций противника и враждебных элементов в период подготовки и проведения летних Олимпийских игр в Москве».

moscow_08

В докладной записке в ЦК КПСС от 30 июля 1979 года председатель КГБ Юрий Андропов писал: «По полученным данным, определенные католические круги за рубежом вынашивают идею учреждения собственного представительства Ватикана на XXII Олимпийских играх. Изучается возможность обращения одного из Национальных Олимпийских комитетов в МОК с ходатайством об исполнении Папского гимна в случае получения олимпийской награды спортсменом-католиком. Постоянно муссируется идея «освящения Папой Олимпийского огня в Салониках».

Содержание этой и многих других докладных записок сотрудников госбезопасности сейчас вызывает скорее недоумение. Но, видимо, тогда все это воспринималось всерьез. Противостояние между соцлагерем и капиталистическими странами нарастало, вылившись в бойкот Олимпиады. В итоге на Игры в Москве не прибыли представители 64 государств, а спортсмены 15 стран выступали под фагом Национального Олимпийского комитета.

moscow_07

В этой-то атмосфере руководство Оргкомитета «Олимпиада-80» осознало, что страна победившего атеизма должна будет оборудовать молитвенные помещения для спортсменов. Директор Олимпийской деревни Иван Холод писал в январе 1980 года в ЦК КПСС: «По сложившейся традиции в Олимпийских деревнях предыдущих Олимпийских игр (Мюнхен, Монреаль) для членов национальных олимпийских команд, желавших совершить религиозные обряды, создавались необходимые условия. Если в прошлых Играх эта проблема, как бы она ни была решена, не вызывала никаких нареканий, так как игры проходили в «христианских странах», то проведение Олимпиады в социалистической стране дает возможность нашим недругам заранее строить негативные прогнозы и говорить о неспособности организовать должным образом религиозную программу».

Не организовать молитвенные комнаты оказалось невозможно, но здесь дирекция Олимпийской деревни стукнулась с другой, не менее серьезной проблемой. Иван Холод продолжает: «Для аккредитации в Олимпийской деревне необходимо направить из числа проверенных служителей культа православных и католических священников, лютеранских пасторов, раввина, имама, буддиста. В июле 1978 года в Совет по делам религии при СМ СССР направлено письмо с просьбой оказать содействие в подборе и подготовке служителей культа со знанием иностранных языков для совершения обрядов в Олимпийской деревне и оборудовании помещений. Ответа на это письмо до сих пор не получено».

То, что Совет по делам религий отмалчивался, не было ничего удивительного. Действующих православных храмов в стране было ничтожно мало, католических и лютеранских церквей, синагог и мечетей и того меньше. Найти «проверенных служителей культа» было практически невозможно.

moscow_11
ЦК пришлось срочно принимать меры. В итоге, спустя несколько месяцев заместитель заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС Петр Лучинский констатировал: «В культурном центре Олимпийской деревни в Москве выделены 3 комнаты размером 100 кв. м каждая. В одной из них будут совершаться молебны для лиц, исповедующих христианство (католики, православные, протестанты), в другой — ислам, в третьей — иудаизм и буддизм… Для совершения обрядов подобраны 20 человек священнослужителей».

К сожалению, кто представлял Католическую Церковь нам выяснить не удалось. Как это происходило с иудеями, рассказывал раввин Адольф Шаевич: «Не знаю, как обстояли дела у представителей других религий, но у никакого отбора не было, потому что в 80-м году в стране практически не было раввинов. Я тогда как раз получил диплом раввина после обучения в Будапеште и вернулся в Москву, был вторым раввином синагоги. Раввин, который был до меня, в то время серьезно болел, так что я фактически был единственным».

moscow_09
За несколько дней до начала Олимпийских игр молитвенные комнаты были полностью оборудованы. Раввин Шаевич вспоминает: «Дали транспорт, чтобы можно было привезти туда все, что нужно для оборудования этих комнат, помогли разгрузить, расставить. Буквально за неделю до начала Олимпиады все было готово. Даже висели таблички, что здесь находится молитвенный зал — еврейский, православный, буддийский, мусульманский».

Вот, что написано в официальном отчете Оргкомитета XXII Олимпиады, изданном на английском языке в Москве в 1981 году. «На втором этаже культурного центра Олимпийской деревни были расположены помещения, где верующие могли посещать религиозные службы. Были приглашены три римско- католических и три православных священника, три лютеранских пастора, три баптистских пресвитера, один англиканский священник, два мусульманских имама, два раввина и кантор, и два буддийских ламы. Три наиболее многочисленных религиозные общины в Москве – православная, мусульманская и еврейская – оборудовали три зала, каждый площадью 100 квадратных метров, вместимостью по 200 человек в каждом».

moscow_02
Эту информацию подтверждает одна из фотографий, представленных в отчете. В молитвенной комнате, которая вероятнее всего использовалась совместно с православными, совершается месса, на которой присутствует три священника.

Сохранилась и еще одна фотография. В день открытия Олимпиады в Олимпийской деревне прошло экуменическое богослужение, в котором участвовали католики, англикане, православные и баптисты.

moscow_04
Насколько востребованы были молитвенные комнаты сказать трудно. Раввин Адольф Шаевич вспоминает: «Лично ко мне за все время Олимпиады-80 ни один человек не зашел помолиться. Приходили сфотографироваться со мной, сфотографировать антураж молитвенной комнаты, просто поговорить о жизни». По словам раввина многих удивляло, что в Советском Союзе вообще есть религиозные организации. Вместе с тем, рав говорит и приятную сердцу католика фразу: «Я довольно плотно общался с другими духовными лицами, дежурившими в молитвенных помещениях, и могу сказать, что ситуация у всех была одинаковая — практически никто не приходил молиться. Пару раз заходили несколько католиков. У мусульман почти никого не было, как и у буддистов».

moscow_01
О проведении католических богослужений в Олимпийской деревне свидетельствует и еще одна фотография из официального отчета Оргкомитета XXII Олимпиады. На ней, среди молящихся членов спортивных делегаций, присутствует лорд Майкл Килланин, экс-президент МОК, ирландец и католик.

Религиозные, в том числе и католические, страницы Московской Олимпиады еще ждут своих серьезных исследователей. Вполне возможно, что мы узнаем много поразительных подробностей.

Михаил Фатеев

Михаил Фатеев
Прихожанин храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Режиссер, продюсер, журналист. Отец троих детей.