Пастырская любовь блаж. Теофила Матулёниса к людям России

25 июня во время мессы в Вильнюсе архиепископ Теофил Матуленис был провозглашен блаженным. Мы публикуем статью монсеньора Альгирдаса Юрявичюса, генерального викария Кайшядорской архиепархии, которую он прислал для нашего портала.

matulionis_1925

Архиепископ Теофил Матулёнис был и остается личностью глобального мира, поскольку он, литовец по рождению, учившийся, а позднее и служивший в Латвии и России, был хорошо знаком с мировоззрением и душпастырством в Литве, Латвии и России. В его письменном наследии ярко выражена пастырская забота о людях России. Что к этому побуждало и мотивировало, попробуем понять в данном размышлении.

У истоков советской идеологии

Отец Теофил Матулёнис, с 1910 года назначенный на пастырское служение в Петербург, оказался в вихре исторических событий: ему было поручено организовать новый приход Святейшего Сердца Иисуса за Невскими Воротами и заботиться о продолжении строительства храма. Приход состоял из рабочих польской, литовской, латышской, русской и других национальностей, прибывших в столицу царской России в поисках счастья. Вовлечение России в Первую Мировую войну стало для государства слишком тяжелым в экономическом плане и вызвало обострение накопившихся социальных проблем. Это необычайно чувствовалось в руководимом о. Теофилом новом приходе Св. Сердца Иисуса, где едва сводившие концы с концами рабочие, приехавшие в поисках счастья, нуждались в особой пастырской опеке. Видя своих прихожан в нищете, о. Теофилс отказался от возведения башни на храме, чем дал недвусмысленно понять, что живая Церковь — люди были для него в то тяжелое время значительно важнее. Это поведение о. Теофила не осталось незамеченным его верными прихожанами, которые в столь беспокойное время еще больше искали утешения в Церкви.
Отсутствие явного политического авторитета вызвало в России глубокий экономический кризис, который особенно ощущался в Петербурге. Отречение царя Николая II, избрание временного правительства, борьба между большевиками и меньшевиками вели страну к катастрофе. Сам Теофил охарактеризовал тогдашнюю ситуацию так: «площади, улицы полны людей; постоянные митинги, собрания, речи. Среди людей, особенно среди рабочих, активно действовали агенты большевиков; используя любую возможность, они обещали и то, и это, подстрекая массы против временных властей».
В такой ситуации растерянности и всеобщего хаоса рождается советская идеология, которая реализовала свои устремления в совершённой большевиками Октябрьской революции. О. Теофил был свидетелем всех этих событий, видевшим не только рождение новой тоталитарной системы, но и всей боли, которую она принесла.

matulionis_russia

Пастырская любовь к людям

Что делать священнику в такой ситуации? — О. Теофил не говорил громких политических речей, но решил остаться со своими прихожанами, замученными постоянными переменами, которых считали неблагополучными. Многим он посоветовал оставить голодающий Петербург и вернуться в родные края — Литву, Латвию, Польшу. Давать такой совет настоятелю прихода было нелегко, ведь его приход уменьшался, однако, о. Теофилу было важнее не поддержание церковной структуры, а благо людей.
Самые большие трудности начались тогда, когда 23 января 1918 г. декретом Ленина Церковь была отделена от государства и школа от Церкви. Начались аресты священников, изъятие церковного имущества и другие болезненные события. В этот период времени о. Теофил много времени посвящает духовному образованию людей. Особенно важно его служение в исповедальне, т. к. биографы много говорят о влиянии о. Теофила как исповедника на кающихся.
Тягостный опыт общения с большевистской властью достиг своего апогея в 1923 году, когда были арестованы главные священники Петербурга, среди них — и о. Теофил. В ожидании суда он узнал, что его прихожане собирают подписи и разными способами пытаются добиться его освобождения. Их усилия, к сожалению, не имели успеха.
После отбывания наказания в московской тюрьме о. Теофил снова возвращается в Петербург, ставший Ленинградом, и продолжает свое пастырское служение, словно ничего и не было. После арестов и депортаций священников многие приходы остались без пастырей. Отец Теофил обслуживает целых семь храмов города и католиков, живущих в отдаленных провинциях. Эта ситуация продолжается и после его епископской хиротонии.
Интенсивную пастырскую деятельность прерывает арест и заключение на Соловках. Испытав жестокость и преследование, человек хочет освободиться как можно быстрее, но Теофил ведет себя иначе. Когда в 1933 году появляется возможность возвращения в Литву, епископ Теофил отказывается ехать, аргументируя желанием понтифика, чтобы священники, насколько возможно, старались не оставлять Россию. Лишь после времени, данного на размышление, и после встречи с послом Литвы в Москве Теофил соглашается отправиться на родину. Насколько нам сегодня известно, обмен заключенными между Литвой и советской Россией инициировал именно Ватикан, желая освободить заключенных в России священников.

matulionis_1923

Опыт Теофила — источник информации

До конца 1933 года в печати независимой Литвы было мало достоверной информации о реальности советской России. Эта реальность включала в себя не только фасад, но и людей, заключенных за веру и другие убеждения. Свидетельство Теофила в Литве стало основным аутентичным источником правдивой информации о России.
В рассказах много сочувствия из-за тяжелой ситуации: «С помощью мощной пропаганды большевикам удалось развратить и отвлечь от Бога молодежь. Она, говорят, так распустилась, что уже не могут совладать ни учителя, ни родители. Для нее нет ничего святого. Все позволено, считает она. Возможно, таких ужасных последствий и не было бы, если бы не использовалось столько разных средств. Больше всего к этому приложили руку организации и печать».
Несмотря на сложную ситуацию, еп. Теофил замечает и знаки разочарования в коммунистической идеологии, и даже попытки заново искать собственную христианскую идентичность: «В последнее время и сами коммунисты очень недовольны состоянием дел, и, нигде не получая успокоения и утешения, возвращаются к вере, от которой отреклись. Большая часть рабочих, если и не практикует религии, то признает, что есть Бог. … Из всего этого мы видим, что не напрасно была пролита кровь католиков, не напрасно они перенесли мучения. Они искупят грехи русского народа и вернут его Христу» — Из дальнейшей деятельности Теофила ясно видно, что страдание русского народа, молитвы людей и заново провозглашенное Евангелие (евангелизация, миссии) могут изменить лицо края, испытавшего множество мучений.
В 1937 году газета «XX век», описывая день еп. Теофила, упоминает, что после завтрака Его Преосвященство читает утренние газеты. «Особенно он любит новости из России, поэтому читает газеты русской эмиграции».

Мнение Ватикана о позиции еп. Теофила

Подлинной и достоверной информации недоставало и Святому Престолу, поэтому в Риме в 1934 году произошла встреча папы Пия XI и еп. Теофила. Ватикан искал способы сохранения от уничтожения Католическую Церковь в России, однако, старания не дали ожидаемых результатов. Тайное рукоположение Теофила в епископы было одной из попыток Ватикана создать в России подпольную иерархию. Похоже, Апостольский Престол не считал, что большевики долго продержатся у власти, сначала усматривал в них лишь временное препятствие. Но время шло, а положение католиков в России только ухудшалось. Свидетельства священников, депортированных из России, о положении дел за железным занавесом ценились необычайно высоко.
Еп. Теофил также жаждал ясности по поводу своего статуса, так как он остался без паствы и без возможности вернуться в Россию. К сожалению, на встрече с папой он не услышал ничего нового о статусе, который все еще был неясным. Из других источников узнаем, что Апостольский Престол был восхищен смелостью и решительностью высланных из России священников.
Курировавший в то время политические отношения Ватикана с Россией прелат Доминико Тардини 11 апреля 1934 года, т. е. спустя две недели после посещения еп. Теофилом Ватикана, информирует представителя Святого Престола в Литве монс. Арато: епископы Б. Слосканс и Т. Матулёнис, также монс. Ю. Гронскис «единогласно заявили, что если им было бы позволено выбрать, они были бы более склонны остаться в тюрьме, чем уехать из России; такое заявление не только делает великую честь твердости и духу самопожертвования упомянутых свидетелей веры, но и показывает глубину чувств героических священников, вышедших из заключения».

Teofilius Matulionis_03

Призыв к миссионерству в Литве

В Риме еп. Теофил узнал о недавно канонизированной святой Терезе Младенца Иисуса, которая стала и заступницей миссий. Эта святая восхитила Теофила. Ему попадает в руки одобренная Церковью молитва к св. Терезе за обращение России. Вернувшись из Рима, он добивается, чтобы эта молитва с ярким образком в византийском стиле была благословлена и в Литве.
20 июня 1934 года генеральный викарий Каунасской архиепархии К. Шаулис одобрил молитву и разрешил распространение образка. Образок печатали спешно, так как уже 28 июня в Каунасе начался Первый Национальный Евхаристический конгресс, привлекший массы людей. Еп. Теофил 30 июня в Летнем театре читал участникам конгресса доклад. Тема: «Борьба против Церкви и Евхаристии в России». Епископ рассказывал то, что видел и слышал — о закрытии храмов, о препятствиях служить Св. Мессы даже в частных квартирах, об арестах священников… Преследователи делали все, чтобы отдалить людей от Церкви и от Евхаристии. Докладчик побуждал слушателей ценить жертву Св. Мессы и не оставлять воскресного празднования, поскольку это — наша крепость и будущее народа.
У меня нет точных сведений, был ли роздан участникам конференции образок с молитвой о России по заступничеству Св. Терезы Младенца Иисуса, однако стоит обратить внимание на экуменический момент: на образке изображено разрушение церкви с православными крестами, а католиков призывают молиться, чтобы это прекратилось. Над разрушаемой православной церковью на фоне неба виден большой крест (с православными перекладинами), а Св. Тереза Младенца Иисуса заступнической молитвой молится, простирая руки к Распятому. — Эта иконография была необычайно вызывающей и провоцирующей для литовского католика того времени. На образке написана молитвенная интенция: «Спаситель мира, спаси Россию; Salvatormundi, salva Russiam; Pasaulio Išganitojau, gelbėk Rusiją!» Находящаяся на другой стороне образка «Молитва за Россию к Св. Терезе Младенца Иисуса» начиналась такими словами: «Любимая и сострадающая Святая, даруй облегчение нашим братьям русским, жертвам долгого и жестокого антихристианского преследования…». Содержание молитвы сделало союз молитвы за Россию немногочисленным.
Следует отметить также, что Св. Тереза Младенца Иисуса в Литве была мало известна, так как с ее канонизации (1925 г.) прошло лишь 9 лет. Журнал 1934 года «Колокол Св. Франциска» сообщает, что создан фонд поддержки литовских миссионеров. Это показывает, что миссионерское движение началось.
Во время визита в США еп. Теофил очень сдержанно говорит о большевистской системе в России, а больше внимания обращает на людей, страдающих от тоталитарной системы. Его хотели вовлечь в процесс раскола литовской диаспоры из-за взглядов на Россию, однако, акцентирование духовного блага человека помогло Теофилу не вмешиваться в партийные споры.
Вернувшись в Литву и став капелланом сестер бенедиктинок, еп. Теофил часто посещал каунасскую духовную семинарию и среди семинаристов создал кружок миссионеров для России. В таком кружке в 1942 году участвовал и монс. Альфонсас Сваринскас. Члены кружка изучали русский язык, а Теофил им рассказывал об особенностях душпастырства в России (ам существуют как национальные русские особенности рыбалки, охоты — так и особенности душпастырства).
В 1938 году еп. Теофил стал председателем Союза поддержки миссий . Это позволило ему еще шире распространить идею миссий в России.

matulionis_kaish

Война и миссии

Начавшаяся Вторая мировая война пробудила в епископе Теофиле надежду на возвращение в Россию. В оккупированной немцами Литве он писал генеральному комиссару Восточного края прошение, чтобы ему и изгнанным из России священникам было позволено вернуться в те края, которые принадлежали его епархии. В документе Теофил подписался как католический епископ Ленинградской епархии. Это прошение довольно интересно с точки зрения богословия:
а) Церковь представлена как универсальная, не имеющая никаких национальных или политических целей: «За себя и за своих священников я могу и своей жизнью поручиться, что мы заботимся и будем заботиться не о национальных или политических делах, но единственно и исключительно о чисто религиозных задачах».
б) Объясняется сила Церкви в борьбе с коммунизмом. «Когда немецкая армия борется оружием против оружия коммунистов, мы с идеями и законами католической религии могли бы быть весьма полезны… Когда немецкие солдаты ведут вооруженную борьбу с коммунистами, побеждает материальная сила. Но коммунистическое мышление можно победить, лишь сопротивляясь ему совершенно противоположным мышлением христианской религии». Теофилу хватило смелости сказать офицеру нацистской Германии, что его оружие слишком слабо для победы над коммунистами. Коммунизм — это не физическая сила, но, прежде всего, менталитет. Не изменив этого мировоззрения, физическая вооруженная борьба против коммунистической идеологии не принесет результатов.
в) Излагая эсхатологию, еп. Теофил цитирует величайший авторитет пролетариата — Владимира Ильича Ленина: «Сам Ленин понял это, так как писал и говорил, что в конечном итоге столкнутся коммунизм и католичество, что борьба будет острой, и ему, Ленину, еще не ясно, что из этих двух победит». Во время служения в Петербурге Теофил ходил на встречу с Лениным, но не нашел его в тот день, однако был любезно принят женой Ленина Н. Крупской. Деятельность Ленина, речи и даже труды были ему достаточно известны. Взгляд на коммунистическую идеологию в свете эсхатологической борьбы показал зрелость мысли еп. Теофила и его оценку ситуации того времени. В этом он оказался прозорливее немецкого генерал-комиссара, верившего в быструю победу над коммунистическим тоталитаризмом.

matulionis_

Поиск священников для миссий

Еп. Теофил знал, что священники, бежавшие или высланные из разных епархий России, нашли себе поле деятельности в Литве, поэтому в начале войны он обратился к литовским епископам с просьбой назвать имена священников, принадлежавших к епархиям России и служащих в епархиях Литвы. Видимо, он лелеял надежду отправиться с этими священниками на миссии в Россию. К сожалению, ему пришлось разочароваться, т. к. получив хорошие приходы, священники не проявляли никакой миссионерской инициативы. Им было хорошо и здесь, в Литве.
В 1941 году епископ Паневежиса Казимерас Палтарокас перечисляет четырех священников из епархий России, но добавляет, что среди «священников Паневежской епархии никто из пригодных для такой ответственной миссии до сих пор не выразил желания, хотя бы временно, поработать в уже освобожденных областях России». Компенсируя эту нехватку пастырей, Паневежский диоцез поддерживает миссии в России литургической утварью и деньгами. Похожая ситуация была и в других епархиях. Случалось и так, что священники, не прижившиеся в своем диоцезе или недовольные приходом, выражали желание отправиться в Россию. Одного такого стремящегося на миссии в Россию канцлер курии Вилкавишской епархии каноник В. Визгирда охарактеризовал так: «не организатор, один самостоятельно не способен хорошо организовать основную деятельность». Не смотря на это, еп. Теофил не опускает рук и находит священников и мирян, желающих посвятить себя миссиям в России. Снова приходится разочароваться, так как немецкие оккупационные власти не дали разрешения. Тогда еп. Теофил пробует по-другому решать этот вопрос. Он просит Комитет поддержки Вильнюсского края попросить у компетентных органов немецкой администрации разрешения священникам-литовцам отправиться в Восточную Белоруссию. В письме еп. Теофил упоминает, что к этому подготовились 33 литовских священника. И это, к сожалению, было безрезультатным.

Teofilius-Birštone-prie-klebonijos

Назначение епископом Кайщядориса

Состоявшееся в самый разгар войны назначение Теофила на Кайщядорскую кафедру было для него несколько неожиданным, так как казалось, что война быстро закончится и он сможет беспрепятственно вернуться к своей пастве в Ленинград. Побуждавший к молитвам о России и ищущий священников для миссии Теофилюс был понят не всеми священниками. В книге Каунасской архиепархии для записей почетных лиц сохранились пожелания священников при проводах еп. Теофила в Кайщядорис. Одно из пожеланий таково: «Дух мира, покоя и труда продолжать и углублять в сердцах католиков Кайщядорской епархии, не оставляя и литовской нивы». — этого желали каноники Пранас Пенкаускас и Станисловас Якубаускис. Можно лишь догадываться, что значит «не оставлять литовской нивы». Возможно, им казалось, что еп. Теофил заботится только о России, а назначение в литовскую Кайщядорскую епархию вернет его к действительности.
Назначение Теофила епископом Кайщядориса не охладило его миссионерского рвения. Приняв управление епархией, Теофил написал письмо благодарности папе. В конце письма он высказался так: «По воле Твоей Святости я был вынужден попрощаться с личным апостольством в России и по канонам уже принял управление доверенной мне епархией, однако, не смотря на это, не отказываюсь шевелить каждый камень, побуждая миссионерскую деятельность в моей епархии».
В кафедральном соборе Кайщядориса есть собранные еп. Теофилом литургические принадлежности для миссий в России. На некоторых из них есть его надписи, например, «Ученики начальной школы конгрегации Святейшего Сердца Иисуса г. Аникщяй католикам России. 1941-22-VI», «Католики Литвы — братьям католикам в России. 1942.VI.6″.
Видя, что бури войны привели в Литву множество русских беженцев, он начал опекать их. В курии Кайщядорской епархии сохранился памятный подарок еп. Теофилу от католиков византийского обряда. Они подарили ему икону Божьей Матери с надписью:

«Глубокоуважаемому Архипастырю Феофилу от благодарных русских христиан греко – восточного вероисповедания за материальную и моральную поддержку в годы их скитальческой жизни в Литве 1942-44.
Кошедары 23 Августа 1944 г.
Икона Божией Матери „Одигитрия“
Из домовой церкви г. Кошедары»

Новый епископ Кайщядориса Теофил замечает, что на территории епархии находится все больше беженцев русской национальности, поэтому 14 января 1944 года издает весьма любопытный циркуляр священникам, в котором он хочет вовлечь последних в миссионерскую деятельность среди русских. В циркуляре пишется: «Военная буря в последние месяцы принесла к нам немалое число ссыльных с Востока, среди которых есть и католики: литовцы, поляки, белорусы. Однако, большинство из них — русские, долгие годы испытывавшие духовную и материальную нищету. Большинство из них, особенно старшие, не смотря на тяжелейшие испытания, сохранили христианскую веру; за это они достойны внимания и чести. Божье Провидение хотело, чтобы сегодня они свои дни коротали в нашей Литве».
До епископа дошли вести, что умерших русских не принимают на кладбища, а если и хоронят, то в самых непочетных местах, поэтому он дает священникам очень необычное для тех времен указание: «Всех умерших русских ссыльных разрешается хоронить на наших кладбищах, если только они были крещены; лучше выделить им отдельное место (только не за забором, где хоронят самоубийц). На их могилах можно ставить кресты восточного стиля — с двумя или тремя перекладинами».

В циркуляре епископ побуждает священников активно заниматься апостольской деятельностью среди русских раскольников, и, учитывая военные условия, освобождает от обязанности информировать о каждом крещении взрослого, как это предусматривал 744 канон (Кодекс канонического права 1917).
Большинство священников слабо говорили по-русски, поэтому еп. Теофил старается, чтобы каждый по своим возможностям вел апостольскую деятельность среди русских схизматиков: «Священники, знающие русский язык, должны бы хоть изредка приглашать русских ссыльных из округи в церковь и учить их основам истинной веры: о Боге, о Христе Спасителе, о Пресвятой Марии, о Христовой Вселенской Церкви и т.д. Было бы хорошо позаботиться о крестиках для них, или хотя бы медальонах, о текстах молитв на их языке и тому подобному». К этому циркуляру епископ прилагает методический катехетический материал по-русски: исповедание веры, катехизис, образок с молитвами, брошюру.
Став епископом Кайщядориса, Теофил не отказался от планов миссий в России. Это видно из того, что при повторной советской оккупации Литвы в 1944 году еп. Теофил пишет просьбу председателю совета комиссаров Лит. ССР, в котором излагает бедственное положение католиков России — «Уже почти четыре года, как они не имеют возможности — как видно из получаемых писем — позаботиться о своих духовных делах».
Епископ просит «разрешить одному или двум литовским священникам с сопровождающими — ризничим и органистом — отправиться в те места на территории СССР, где проживает наибольшее число литовцев, чтобы можно было на месте духовно окормлять их». — Такого разрешения ему никто не дал.

bezbozniki

Почему Теофил стремился на миссии в России

Узнав о миссионерском рвении еп. Теофила, мы можем спросить себя, что же побуждало его к этому. Рассмотрим несколько причин:
а) Обязанности пастыря. Тайно рукоположенный епископ для России, а конкретнее — для Ленинградского апостольского викариата — Теофил принял эту обязанность очень ответственно. Мы могли бы сказать, что он — человек долга, однако, не это было самым важным. Став епископом Кайщядориса, он был освобожден от предыдущих обязанностей, поскольку ему была доверена другая паства — Кайщядорская епархия. Однако, он сам, уже как доброволец, и дальше в меру сил заботился о верующих России. Это значит, что не столько обязанность, сколько нечто иное побуждало его к этому.
б) Желание помочь людям. В высказываниях еп. Теофила, как в литовской печати, так и в печати диаспоры прослеживается явный мотив сочувствия к страдающим в России людям. Он упоминает воспитываемую без подлинных идеалов молодежь, с которой ни родители, ни учителя не могут справиться, ему жаль бедствующих людей в колхозах, которые не зарабатывают даже на пропитание. Теофил верит, что проповедь Евангелия изменяет к лучшему мышление людей, а через это — и общество.
в) Борьба против тоталитаризма. Среди основных мотивов можно отметить и борьбу с унижающим человеческое достоинство тоталитаризмом, которая осуществляется не материальным, а духовным оружием.
г) Фатимская весть и призыв к молитве о России. 2 февраля 1944 года еп. Теофил пишет пастырское послание, в котором говорит о явлении Пресвятой Девы Марии и приглашает посвятить себя Пречистому Сердцу Марии. Фатимскую весть еп. Теофил воспринимает как подтверждение с неба его миссионерских и евангелизационных устремлений.
Цель проповеди Евангелия и распространения христианского учения в России — спасение Господом этой страны (Salvatormundi, salva Russiam!), однако, это только промежуточная цель, так как в Фатиме прозвучала весть, что Россия распространит свои ошибки по всему миру. Так что спасение России — это спасение мира, поэтому еп. Теофил призывает обращаться в молитвах к Спасителю мира (Salvatormundi).

matuliomis_1960

Заступница миссий в России

Могущественной духовной заступницей еп. Теофила оказалась Св. Тереза Младенца Иисуса. Ее изображение появилось на образке, выпущенном в 1934 году в контексте молитв о России. Журналисты, посещающие еп. Теофила в Каунасе в 1937 году среди других образов находят и образ Св. Терезы: «В середине комнаты, у дивана, круглый столик, обставленный стульями. На стене висит привезенный из Иерусалима крест. У окна — письменный стол, на нем — литовский крест, небольшой Рупинтоелис. Образы Марии, дона Боско, Терезочки, папы».
Св. Тереза хотела быть миссионеркой, мученицей, но жила в монастырском затворе. Так она стала покровительницей неисполненной мечты Теофила, а кроме того, была его ровесницей. Интересное совпадение — они оба родились в 1873 году, а без матерей остались в 1897 году. Образок Св. Терезы с реликвиями был с еп. Теофилом во Владимирской тюрьме, а в Потьминском доме инвалидов Теофил вырезал из дерева очень интересный складной алтарик. Снизу помещен крест, а сверху — образок Св. Терезы. Чтобы надсмотрщики не нашли, святые изображения были спрятаны под фотографиями близких.

Заключение

Архиепископ Теофил Матулёнис умел мыслить глобально и действовать локально, поэтому на его душпастырском горизонте всегда были верующие разных национальностей. Особое внимание было к людям России. Не смотря на коммунистический тоталитаризм и множество препятствий, Теофил старался разными способами не только духовно и материально помочь людям России, но и стремился, чтобы к организации миссий в России и к их поддержке присоединилось как можно больше жителей Литвы. В этом контексте по-новому проявляется заступничество покровительницы миссий Св. Терезы Младенца Иисуса. В свете сегодняшних политических опасностей стоит вспомнить методику борьбы архиепископа Теофила против тоталитарной системы и воспользоваться ей.

монсеньор Альгирдас Юрявичюс

Редактор
Нам интересно не только то, что происходит в стенах церкви или в ограде церковного прихода. Люди и события, книги и фильмы, спорт и путешествия – в любой области христианин способен видеть Бога и извлекать пользу для своей души.

РЕКОМЕНДОВАННЫЕ ПУБЛИКАЦИИ