Чего бояться в Варфоломеевскую ночь?

Апостол Варфоломей, традиционно отождествлявшийся с Нафанаилом из Евангелия от Иоанна – участник одной из самых колоритных сцен в Новом Завете. Эта сцена очень хорошо показывает, как распространялась Благая весть: путем «сарафанного радио». Ученики Иоанна заходят в гости к Иисусу, а потом бегают по деревне и всем об этом рассказывают: «Один из двух, слышавших от Иоанна об Иисусе и последовавших за Ним, был Андрей, брат Симона Петра. Он первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит: Христос; и привел его к Иисусу. …. Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе, и пророки: Иисуса, сына Иосифова, из Назарета. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри». 

Это еще даже не проповедь. Но «слушай, тут такое дело: мы нашли Мессию! Представляешь! Ага, там, на соседней улице» — воистину Хорошая Новость, которой стоило поделиться. История Варфоломея-Нафанаила подсказывает нам, что присутствие Бога в обыденной жизни не всегда легко принять. Среди нас может ли быть что доброе? Эти страхи будут терзать и Петра, который скажет: «выйди от меня, Господи, ибо я человек грешный». Но если уж Иисус пришел в твою жизнь, то Он пришел, чтобы остаться.

massacre_01

К несчастью, в день литургической памяти апостола Варфоломея чаще вспоминают не сцену посреди галилейской деревни, а совсем другие события, произошедшие в Париже в ночь с 23 по 24 августа 1572 г. Даже тем, кто не слишком интересуется историей, события Варфоломеевской ночи известны по романам Проспера Мериме, Генриха Манна и, конечно же, Александра Дюма, а также по многочисленным экранизациям «Королевы Марго». Вкратце события развивались так: с 1562 г., то есть уже почти десять лет, Франция пребывала в состоянии межконфессионального конфликта, который впоследствии историки назовут Религиозными, или Гугенотскими войнами. В 1569 г. завершилась так называемая Третья гугенотская война, а мирный договор, заключенный в Сен-Жермене, должен был быть подкреплен свадьбой принцессы Маргариты Валуа, католички, и протестанта Генриха Бурбона, короля Наварры. На свадебные торжества в Париж съехались гости всех мастей, в том числе и цвет протестантской знати. Далее остается лишь констатировать трагические события: в ночь на святого Варфоломея дворяне-католики и примкнувшие к ним энтузиасты напали на протестантов. Погибли не только вожди протестантской партии, но и множество ни в чем не повинных людей. 

Представляя события Варфоломеевской ночи, мы и по сей день находимся под влиянием протестантской пропаганды, волна которой захлестнула Францию и Европу сразу же после резни в Париже. Спланированное насилие католиков, вдохновляемых инфернальной Екатериной Медичи, против мирных и благонамеренных гугенотов, огромное количество жертв – вот он, звериный лик католицизма. Варфоломеевская ночь привела лишь к новому витку насилия, а религиозные войны и политическое разделение терзали Францию вплоть до 1628 г. (взятие Ла-Рошели кардиналом Ришелье).

Я ни в коей мере не хочу снимать с парижских католиков вину за произошедшее. И как бы протестанты ни были склонны к приувеличению количества погибших, жертвы были огромны и ничем не оправданы. Была ли резня хорошо спланированной акцией, или события развивались спонтанно, католики виноваты – и точка.

massacre_04 

Однако здесь нужно на секунду остановиться и подумать о том, что представляли собой так называемые «Гугенотские войны», а именно – о том, насколько этот конфликт был действительно религиозным. Французский кальвинизм – к этой конфессии принадлежали французские протестанты – был наиболее гуманистическим и умеренным среди прочих национальных вариантов кальвинизма (в Женеве, Нидерландах и Шотландии). Французский католицизм также был насквозь пропитан традициями ренессансной культуры. Франция так и не породила религиозных лидеров-радикалов, подобных Кальвину (бежавшего из Франции в Женеву) или Джону Ноксу. Словом, сама по себе конфессиональная картина по сравнению с другими европейским державами не провоцировала радикальных настроений среди «широких народных масс». Причины развернувшегося во второй половине XVI века насилия крылись несколько в другом. Это были причины социальные и политические, связанные с противостоянием группировок знати – провинциальной и центральной, между теми, кому уже достались престижные должности и власть, и теми, кто всеми силами желал добиться влияния. Ну и конечно, главный приз – наследование французской короны. К счастью или к несчастью, но борьбы за веру в этих войнах было немного. Конфессиональная принадлежность знатных кланов была отличным оправданием для насилия в отношении друг друга. Обе стороны, активно протыкавшие друг друга шпагами почти целое столетие (правда, с перерывами) были в равной степени виновны, согрешая против первой и второй заповеди.

Каков же второй урок, данный апостолом Варфоломеем? Мне кажется, он обращен ко всем нам и как нельзя актуален. Бог не должен становиться средством для достижения собственных целей. Истина не нуждается в том, чтобы за нее боролись: она нуждается в том, чтобы о Ней свидетельствовали. Инструментализация Бога, инструментализация церковной жизни – страшный соблазн, властвовавший не только над участниками религиозных войн во Франции, но и угрожающий нашему обществу сегодня. Мы призваны служить Богу, а не Он – нам, даже если мы хотим использовать его для сохранения традиционных ценностей, всеобщего процветания или подтверждения национально-культурного превосходства.
Среди тогдашних протестантов было множество достойных и верующих людей, искавших Истину (и, хочется надеяться, обретших ее в Царствии небесном). Было множество католиков, которые столь же искренне молились о восстановлении единства Церкви и о ее очищении (вспомним зародившийся в эту эпоху культ Святого Сердца). Это именно те, кто знали, что Бог – это Цель, а не средство. «Мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна. Плод же правды в мире сеется у тех, которые хранят мир». (Иак. 3:17-18).

massacre_03 

И, наконец, третий урок от апостола Варфоломея.
«Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства. Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя. Нафанаил отвечал Ему: Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев».
Даже Иисус, Который знает все и видел будущего апостола прохлаждающимся в тенёчке, немного удивлен: израильтянин и такой простодушный! Давайте усвоим, что среди членов других конфессий полно верующих людей, сердце которых поет: «Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев». Да, у них женщины становятся пасторами, да, у них танцуют в храмах, и да, они не признают Реальное присутствие и много чего еще. И вообще очень странные. Но они готовы отдать жизнь за Христа, и отдают ее сегодня, часто в мучениях, не менее страшных чем мучения Варфоломея, с которого, по легенде, живьем содрали кожу. Надеюсь, что апостол Варфоломей неустанно ходатайствует о межконфессиональном диалоге, залог которого – признание Христа единственным Царем, Господом и Спасителем. От чистого сердца. И да не будет у нас иных богов пред лицем Его.

Анастасия Паламарчук

Анастасия Паламарчук
Прихожанка храма св. Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге, органистка. Доктор исторических наук, историк- медиевист.