Laetare: отрезвляющая радость

Все мы очень любим страдать. В России мы умеем это делать со вкусом, с толком, с расстановкой, практически на профессиональном уровне. Страдалец вызывает уважение окружающих и священный трепет, ведь страдания душу очищают. Более того, порой сами себе мы более всего симпатичны именно в минуты страдания, ведь если считаем себя духовными людьми, то должны претерпевать муки и терзания. Страдать хорошо. Особенно в Петербурге. А уж особенно – во время Великого поста. 

Несколько раз во время великопостных богослужений, когда песнопения становилась максимально патетическими, а лица молящихся становились точь-в-точь как на позднеготических сценах распятия, я ловила себя на мысли: Господи, лежал бы Ты все время во гробе, мы б Тебя оплакивали, ведь так сладко и духовно. Ты… того, не воскресай очень быстро. Дай еще насладиться минорными псалмами и фиолетовыми орнатами.

Короче говоря, увлечься процессом очень легко. Однако выражение «Господь страдал и нам велел» говорит о сравнительно небольшом по времени периода Страстей – после окончания Тайной Вечери в четверг и до смерти Христа в пятницу. И хотя в земной жизни Господа нашего случались конфликты, испытания и непонимание близких, унылым страдальцем с постной миной Он точно не был.

Воскресенье Laetare – «экватор» поста – призывает нас отвлечься от темы собственных страданий по поводу духовной жизни и посмотреть на Него. Воскресенье Laetare – отрезвляющая передышка, которая возвращает от «духовности» к реальности поста. Если пост – это выход в пустыню, то сейчас мы как раз в середине этой пустыни, и Иисус идет с нами. Он знает, куда идет. Выводя нас в необитаемые пески, Он хочет явить нам Свою силу и величие. Мы живы в этой пустыне благодаря тому, что Он щедро делится своей благодатью и силой. Он усмиряет бурю и изгоняет злых духов. Он более Моисея, Давида и всех пророков. Ведя нас с Собой, Он зовет научиться черпать у Него живую воду – ту Истину, которая делает свободными. И речь идет даже не столько о свободе от мирских благ и привязанностей, сколько о «свободе славы детей Божиих». Покаяние – это не унылое размышление о грехах, а принятие правды о себе и о любви Бога. Это процесс обретения свободы – «свободы внутри нас», той, что была дана нам в момент крещения. И потому результат покаяния – внутренний мир и радость о единстве с Отцом. В пустыне нет времени на слезы и сопли: покаяние – это перемена жизни и движение вперед. Покаяние дажет возможность снова и снова укрепляться силой Христа.

Повествование о Страстях показывает нам образ, соверешнно противоположный образу могучего вождя-предводителя: Христос — Агнец, ведомый на заклание, Отрок, который льна курящегося не угасит и не переломит надломленного тростника. Не было в Нем ни вида, ни величия. Мы снова следуем за Иисусом, по улицам Иерусалима проходя Крестный пусть, стояние за стоянием. Видя униженного и избитого Иисуса легко впасть в искушение и смириться с собственным бессилием. Только хорошо бы не забыть, что воистину добровольная жертва – это жертва свободного человека и жертва человека любящего, а свобода и любовь – следствие действующей в нас всепобеждающей силы благодати Божией.

В оставшиеся недели поста я буду просить Иисуса о том, чтобы Он помог мне набраться сил духовных и телесных. Вчера праздник Благовещения призвал человека не бояться принять Бога в свою жизнь – так пусть принятое нами Слово-Младенец побыстрее возрастает в Мужа совершенного. Пост – время научиться быть сильными и спокойными, время искать в Иисусе вдохновение и надежду. Когда придут настоящие испытания и страдания – а они придут, как водится, неожиданно – я хочу быть сильной силой Иисуса, победителя смерти.

Анастасия Паламарчук

Анастасия Паламарчук
Прихожанка храма св. Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге, органистка. Доктор исторических наук, историк- медиевист.