Еп. Эдуард Кава: «Самое важное – помочь людям найти Бога»

21 июня во Львовском кафедральном соборе был рукоположен во епископы Эдуард Кава, выпускник Санкт-Петербургской духовной семинарии. Наш корреспондент встретился с ним во Дворце львовских архиепископов и побеседовал о городе на Неве, Украине, войне и служении Церкви.

- Владыка, для России большая радость, что выпускник петербургской семинарии стал епископом. Говоря о четырехлетнем петербургском периоде Вашей жизни, что Вы вспоминаете чаще всего? Что было самым ярким?
- Для меня Санкт-Петербург и духовная семинария – очень светлая часть моей жизни. Недавно была годовщина, как я туда приехал. 2 августа 1999 года я приехал в наш монастырь на 9-ю Красноармейскую улицу. Затем была встреча с тогдашним ректором духовной семинарии доном Бернардо Антонини. Я помню все нюансы этой встречи. Надо сказать, что для меня эта беседа была очень стрессовой. Я окончил два курса францисканской семинарии в Кракове и бился за то, чтобы пойти здесь сразу на третий курс. Но дон Бернардо посмотрел на все мои оценки и на предметы, которые я проходил в Польше, и сказал: «Нет, я считаю, что ты должен начать все заново с первого курса». Помню, наш разговор длился минут 40-50, я защищался, как мог, чтобы все-таки меня зачислили на третий курс, что в итоге и получилось. Только потом я понял, что отцу Бернарду важно было увидеть, насколько я действительно хочу учиться в этой семинарии, а не отправить меня к первокурсникам.

Для меня его личность стала примером, особенно в том, что он жил Словом Божиим. Вся его жизнь была посвящена Писанию, преподаванию Библии. Я его часто вспоминаю и стараюсь следовать его примеру, хотя мне до него далеко. Честно говоря, именно он вдохновил меня жить Словом Божьим.

kawa_06

- Владыка, Вы выросли во Львове, здесь укоренена католическая вера. Петербург, при том обилии католических храмов, которые есть сейчас, более светский город. Какие у Вас остались впечатления от тогдашней петербургской католической общины?
-Я помню первые встречи с этими приходскими общинами, помню и эту нашу маленькую часовню в монастыре, куда по вторникам люди приходили на богослужения святому Антонию, а по четвергам – на совместную молитву и чаепития после них. Мне все это напоминало первую христианскую общину. Мне все было очень интересно и, кстати, для меня это был важный опыт. Дело в том, что после рукоположения, когда я вернулся в Украину в 2003 году, я попал в практически такие же условия. Например, в Кременчуге или в Борисполе под Киевом тоже были маленькие общины, но я себя чувствовал там очень хорошо, потому что у меня уже был опыт, который я получил в Санкт-Петербурге, живя в этих общинах и переживая дар веры, который там был. Поэтому я вижу в этом Провидение: как будто Бог уже заранее меня готовил ко всему тому, что происходило и происходит в моей жизни.

- То, что Вы учились и жили в Санкт-Петербурге – это просто строчка в резюме или все-таки это нечто большее?
- Однозначно можно сказать, что это повлияло на мою жизнь. Время моей жизни в Санкт-Петербурге – это период, когда формировалось мое мышление. Из Кракова, где в монастыре жило больше 100 человек, я приехал в маленькую монашескую общину в Санкт-Петербурге. Я себя совсем по-другому начал чувствовать, потому что тут были совсем другие отношения, обязанности. И это сильно повлияло на меня. Так что это не просто краткая запись в моей биографии, что я учился в Санкт-Петербурге, но важная составная ее часть.

kawa_09 

Теперь пришло еще одно. Когда меня раньше кто-то спрашивал: «где ты учился?», – я всегда отвечал, что в Санкт-Петербурге. Но не всегда договаривал, что в епархиальной, а не монастырской семинарии. В этой петербургской семинарии учились и епархиальные семинаристы со всей России, из Белоруссии, из Грузии, и монашествующие из разных орденов. Я всегда это как-то не договаривал, потому что мне казалось, что в нашей среде, особенно среди францисканцев, подобное не очень популярно. Сейчас же, например, я это очень сильно подчеркиваю, потому что я вижу в этом тоже Божье Провидение.
Для меня как молодого епископа, который только учится епархиальной жизни, все, что было в этих отношениях с епархиальными семинаристами: совместная с ними учеба, дружба – все это очень большой дар. Я благодарю Бога за то, что мне была предоставлена такая возможность. Вижу это как мозаику, которую Бог составлял из разноцветных камешков. Каждый из этих цветов – это какой-то опыт, какая-то встреча. Все это очень яркое подтверждение того, что Бог действительно для каждого имеет Свой план.

- Вы поддерживаете отношения со своими петербургскими однокашниками?
-Да. Я общаюсь со своими братьями по Ордену. Поддерживаю отношения и с теми людьми, которые были когда-то монахами, а теперь по разными причинам живут светской жизнью. Сейчас благодаря разным социальным сетям есть такая возможность.

У меня есть очень много друзей, с которыми общаемся, дружим, друг за друга молимся, то есть ничего не изменилось. Конечно, сейчас у каждого свои занятия, свои обязанности, и нет возможности общаться так, как раньше, но тем не менее мы поздравляем друг друга с днем рождения и с основными христианскими праздниками. Вот недавно я получил от одного из братьев фотографии из Карелии, из тех мест, где мы когда-то вместе как семинаристы проводили каникулы. Он сейчас поехал туда отдыхать, сделал фотографии и прислал мне. Мне было очень приятно вспомнить молодость.

kawa_08

- Владыка, отношения России и Украины сейчас находятся в сложной стадии. Как Вы считаете, что может сделать Церковь для того, чтобы люди в своем собеседнике-визави видели человека, а не носителя только каких-то противоположных идей?

-Я хотел бы сказать, что для меня эта ситуация очень болезненна. Чувствуется, что эта война – искусственная, и на самом деле жалко, что в XXI веке мы переживаем подобную ситуацию. Особенно два таких близких народа. Как бы мы не смотрели на историю, она показывает, что наши народы всегда жили в близости и дружбе. Я думаю, что Церковь сейчас должна помочь исцелять именно те раны, которые есть. То есть Бог через Церковь будет исцелять! Но Церковь должна в этом принимать активное участие.

Также уверен, что, прежде всего, на фоне того, что происходит, мы должны провозглашать благую весть – Евангелие. Несмотря на то, на каком языке мы общаемся, где мы живём, мы живём той же самой верой, молимся тому же самому Богу. И я думаю, что это самое важное, что нас объединяет – вера в того же самого Бога. Даже если мы исповедуем веру в разных Церквях, в разных конфессиях, это не изменяет факта, что мы молимся словами единой молитвы «Отче наш». Думаю, Церковь именно на этом должна делать акцент, потому что любую ненависть или расколы только таким способом можно исцелить и только таким способом можно объединить людей.

- Владыка, когда я узнал, что во львовском приходе святого Антония, принадлежащем конвентуальным францисканцам, где вы в своё время были настоятелем, есть месса на русском языке, я сам не поверил, что в «бандеровском» Львове это возможно. Все, кому я говорил об этом, удивлялись. Это ведь хорошее свидетельство со стороны Церкви, показывающее, что язык не является поводом для унижения человека.
-Церковь вселенская, католическая, καθολικός, то есть она для всех, и это Церковь Христова. Она не может быть ограничена каким-то одним языком или одной культурой. Поэтому тут в зависимости от потребностей верующих должен присутствовать тот или иной язык богослужений.

kawa_03 

Что касается мессы на русском языке, то она появилась во Львове даже раньше, чем на украинском языке! Украинская была введена уже позже, когда был подготовлен официальный перевод миссала. На русском как-то раньше получилось, потому что община, которая есть при храме святого Антония, была живая и активная. Уже 90-е годы они собирались вместе и молились. Сейчас, конечно, на русскоязычной мессе людей не так много, как украинской или польской. Но у тех, кто говорит на русском языке, есть возможность молиться на родном языке. Это задача Церкви — быть матерью, принимающей каждого.

- Владыка, Вы неоднократно говорили о том, что всегда хотели отправиться на восток Украины. Сейчас Вы связаны со Львовской епархией, тем не менее, будете ли Вы в своем служении выходить за ее пределы?
- Первая моя задача — быть здесь, на территории нашей Львовской архиепархии. Здесь ситуация тоже сложная, потому что многие католики уезжают, особенно молодежь, заграницу, в поисках лучших условий жизни или большего дохода. И несмотря на высокую религиозность нашего региона, тем не менее, здесь очень многие нуждаются в евангелизации, в Благой вести.

Здесь во львовской епархии я родился, учился — это моя родина. Сердце мое болит о том, чтобы действительно быть для местных людей добрым пастырем и быть для них знамением Бога: тем, кто объединяет, а не разделяет.
Тем не менее, так сложилась моя жизнь, что раньше я в основном трудился в центральной или восточной частях Украины. Поэтому когда я говорю, что мне эти регионы близки, это скорее потому, что я там провел больше времени и больше тех людей знаю.

И у меня действительно есть большое желание быть там, где сейчас идет война, где люди страдают. Многие люди из Западной Украины, которые отправляются на Восток, тоже страдают. Эта рана очень глубокая, и я думаю, что моя задача, и в целом Поместной Церкви (римско-католической и греко-католической) — помочь этим людям пережить это сложное время и найти в нем присутствие Бога. Потому что без присутствия Бога, без Его исцеления, просто нереально, невозможно это пережить. Поэтому, как только будет возможность, я хочу практически принимать участие в том, чтобы действительно объединить весь народ Божий, несмотря на то, кто на каком языке общается. Прежде всего человек нуждается в познании Бога и в принятии Бога. И моя задача, мое призвание — помочь ему Бога узнать и принять.

И я принимаю волю Божью: я хочу полностью всем сердцем быть здесь и служить этому народу, этому городу и этой архиепархии, в которой меня поставили епископом.

kawa_04 

- Есть древний девиз, данный Львову Папой Александром VII, Leopolis semper fidelis — Львов всегда верен. Я всегда задавался вопросом: кому верен? Оказавшись в воскресенье в городе, видя заполненные храмы, я получил ответ. Что может быть самым главным для вашего служения в этом городе, чтобы он оставался верен?
- Я вижу главную задачу Католической Церкви сейчас в евангелизации детей и молодежи. Эти люди присутствуют в Церкви, находят в ней для себя служение, выбирают те или иные общины, которые ближе их сердцу или с которыми уже как-то связаны.

Но есть еще очень много молодых людей, которые потеряны, стоят на распутье. Задача Церкви выйти к ним на встречу с предложением, с ответом на их насущные вопросы. Поэтому здесь на Западной Украине и вообще в Украине у Церкви будет будущее, когда она будет представлять собою общину общин.

Когда мы общаемся с молодежью, формируем ее, передаем ей христианские ценности, то мы должны делать это на том языке, который она понимает. Молодежь имеет право на свой стиль евангелизации, свой собственный язык, на котором она может услышать Благую весть. Это серьезная задача. Я здесь работал и, надеюсь, и дальше буду работать с молодежью. И знаю, что хоть это непросто, но для меня этот опыт был вдохновляющим, особенно за последний год служения во Львове. Очень много молодых людей начинает читать Библию. Это очень важно — помочь людям открыть Слово Божие! Это совсем по-другому формирует их внутреннюю иерархию ценностей, меняет их сердце, мышление, меняет отношение к другому человеку, и они начинают думать намного шире и действительно по-Божьему, а не по принципам каких-то отдельных идей или какой-либо пропаганды.

kawa_05 

Я думаю, что самое важное, чтобы мы в Церкви не остановились только на служении в храме, литургии. Необходимо, чтобы мы вышли к этим людям, чтобы им предложили что-то конкретное, определенную формацию. Люди сегодня очень открытые. Мы уже вспоминали храм святого Антония, где я служил. В этом приходе много разных общин и в каждой из них много людей. Почему так? Люди приходят, потому что есть потребность сердца. Вы говорили, что Львов всегда верный, эта потребность веры в Бога в людях есть! Самое важное — помочь людям найти Бога, чтобы эту потребность не задавила секуляризация и какие-то материальные вещи.

Беседовал Михаил Фатеев
Фотографии Елены Кулыгиной и из архива еп. Эдуарда Кавы

Михаил Фатеев
Прихожанин храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Режиссер, продюсер, журналист. Женат. Отец троих детей.