Формирование канона Нового Завета

Продолжая тему канона Священного Писания, хотелось бы подробнее остановиться на каноне Нового Завета. Если Ветхий Завет Церковь получила от иудейской общины уже в более или менее «готовом к использованию» виде, то формально утвержденного, записанного канона Нового Завета у Церкви по вполне понятным причинам не было на протяжении по меньшей мере двух веков. Значит ли это, что несколько поколений христиан жили без писаний Нового Завета? Конечно, нет. Если родителям не выдали свидетельство о рождении ребенка, значит ли это, что у них нет сына или дочери? Возможно, с точки зрения бюрократа они и остаются бездетными, но ведь и склонность бюрократов к абсурдным умозаключениям известна всем. И сами родители, и соседи за стеной, слышащие плач младенца, совершенно точно знают о его существовании. Канон Нового Завета, утвержденный Гиппонским и Карфагенским поместными Соборами, а затем и Вселенскими Соборами во Флоренции и Триденте — своего рода «свидетельство о рождении», выданное столетия спустя после самого факта рождения.

О том, что помимо ветхозаветных Писаний существовали и другие книги, которые Церковь периода апостолов считала богодухновенные, свидетельствует и сам Новый Завет. Из 2 Петр 3.16 можно уверенно сделать вывод о том, что уже к 100-120 г. от Р.Х. имелось как минимум некоторое собрание посланий апостола Павла, принимаемых христианами как богодухновенные наряду с писаниями Ветхого Завета.

Имеются и свидетельства ранних церковных авторов о существовании и использовании в Церкви книг Нового Завета, хотя сам этот термин был введен в употребление несколько позже. Св. Иустин не позднее середины II века пишет: «В так называемый день солнца бывает у нас собрание в одно место всех живущих по городам или селам; и читаются, сколько позволяет время, сказания апостолов (в другом месте св.Иустин уточняет, что эти сказания называются также Евангелиями) или писания пророков». Итак, мы видим, что по крайней мере некоторые из четырех Евангелий к 150 г. от Р.Х. уже были известны христианским общинам и что для их чтения отводилось особое место в богослужении.

kanon_3

Что касается самого термина «Новый Завет», употребляемого в смысле собрания книг, то в сочинениях церковных авторов он встречается лишь с конца II века. Мелитон Сардский около 170 года от Р.Х. упоминает о Ветхом Завете, таким образом как бы указывая на наличие и Нового. Первый же из известных нам записанных перечней книг новозаветных Писаний — так называемый «Канон Муратори». Назван он так по имени ученого, обнаружившего его в 18 веке в библиотеке в Милане. Это сделанный в VIII веке перевод на латинский язык греческого текста (некоторые исследователи полагают, что автором оригинала был св.Ипполит). Оригинал, скорее всего, был написан не позже второй половины II столетия, потому что папа Пий I, умерший в 155 году, упоминается там как «живший недавно». Кстати, примерно в это же время, в конце II века, использует термин «Новый Завет» и Тертуллиан. Что касается содержания канона Муратори, любопытно заметить, что список этот включает в себя «Апокалипсис Петра», не вошедший в канон, утвержденный впоследствии Соборами (впрочем, автор делает оговорку, что некоторые возражают против чтения «Апокалипсиса Петра» в церкви). В то же время, в каноне Муратори не упоминается, к примеру, Послание к Евреям, вошедшее в канон.

Итак, несмотря на то, что в основном канон Нового Завета к концу II века уже был практически сформирован, относительно отдельных книг все еще оставалась некоторая неясность и отсутствовало полное единомыслие. Это позволяет нам вновь, через рассмотрение истории формирования канона, прикоснуться к тайне Церкви как живого организма (здесь уместно будет вспомнить, что апостол Павел в своих посланиях называет Церковь Телом Христовым). Несомненно, если бы Церковь была исключительно объединением единомышленников, человеческой организацией, а писания Нового Завета — ее уставными документами, то вполне естественная ограниченность контактов между христианскими общинами в ранний послеапостольский период привела бы к формированию нескольких канонов и последующему разделению с образованием множества течений и ветвей. Мы же, напротив, наблюдаем возрастающее и укрепляющееся единство, катализатором которого стали появлявшиеся ереси и секты. В противостоянии заблуждениям Церковь обретала и познавала саму себя, и одним из важнейших шагов в этом самопознании стало формирование и утверждение канона Нового Завета.

Михаил Дружков
При подготовке материала использовалась книга В.Мануччи «Библия — Слово Божие. Общее введение в Священное Писание».
Впервые опубликовано в журнале «Дом Непорочного Сердца» № 3, 2010 г.

Журнал
Христианский журнал для всей семьи, в котором люди любого возраста найдут для себя что-то интересное. Выходит раз в 2 месяца.