Интервью с архиепископом Пьетро Паролин (новым Госсекретарем Святого Престола): «О революции Папы Франциска»

госсекретарь Ватикана Пьетро ПаролинВ своем эксклюзивном интервью венесуэльскому журналу «Diario Cattolico’s», недавно назначенный на должность государственного секретаря Ватикана, Пьетро Паролин, описывает чего он надеется достичь в своей новой дипломатической роли. Являясь апостольским нунцием в Каракасе, где он до сих пор работает в качестве «посла» Святого Престола в Венесуэле, архиепископ Паролин рассказывает о своем понимании геополитической ситуации в свете усилий Папы Франциска, чтобы достичь мира в Сирии.

Перевод интервью подготовил Анатолий Максимов:

Призыв Папы в день молитвы и поста за мир в Сирии и на всей планете поражает с точки зрения дипломатии. Когда Понтификом был Бенедикт XV, во время Первой Мировой Войны было объявлено перемирие. Франциск — это новый Бенедикт XV?

Паролин: Бенедикт XV действительно не преуспел в своих попытках добиться мира. Как вы знаете, он делал все, чтобы остановить войну, но не удалось. Его призывы разбились о глухую стену, великие державы не обращали внимания на то, что он говорил. «Война — бесполезная резня»,- сказал тогда Папа. Эта фраза стала знаменитой, но многого он не добился. Только Вудро Вильсон прислушался к Папе и разработал знаменитые 14 пунктов, которые привели к перемирию, а затем и к миру. Но мир был шатким и привел в итоге ко Второй Мировой Войне.

Но ведь он стремился к миру, как делали и другие Папы…

Паролин: Конечно. Мир всегда был одной из основных проблем Папства. В тот раз была очередь Бенедикта XV. Но вспомните, что сделал Пий XII  во время Второй Мировой Войны, чтобы сделать людей хоть немного ближе друг к другу и достичь мира! Я был свидетелем усилий Иоанна Павла II во время войн в Персидском Заливе и Ираке. И каков дипломат! Он не просто связался с двумя Канцеляриями ( Буша мл. и Хуссейна), он отправил к ним двух послов, чтобы увидеть, можно ли в этой ситуации найти мирный компромисс и разрешить проблему. Мне кажется стиль Франциска очень похож. Он показывает большое стремление Святого Престола к всеобщему миру.

Является ли мир целью дипломатии?

Паролин: Я бы сказал, что одна из основных причин, по которой Ватикан имеет дипломатический корпус — стремление к миру. Дипломатия Святого Престола была так важна и была действенной по всему миру в прошлом и настоящем лишь потому, что она выходила за рамки национальных интересов, которые часто были совершенно неприемлемы. Ватиканская дипломатия связана с общим благом человечества.

Возвращаясь к тому, что вы сказали про союз Иоанна Павла II и Леха Валенсы, какие новые «Берлинские стены» должна разбить Церковь?

Паролин: Очевидно, что мы должны стремиться к единству и  миру в этом разрозненном и многополярном обществе. Нет больше Блоков, как раньше. Но теперь выросли новые силы со всеми присущими этому проблемами. Мы лелеяли наши надежды на мир и счастье, думая, что падение Берлинской Стены, которая разделяла Блоки Запада и коммунизма, даст нашим мечтам сбыться. Но это был не тот случай. Вместо Стены появилась проблема терроризма.

Так что я думаю, что «стеной», которую нужно разбить, является разрозненность. Именно разрозненность, а не разнообразие. Нам необходимо достичь соглашения и работать на благо всех. Привести все отличия к общему знаменателю, чтобы сделать их сильными сторонами человечества, а не поводом для вражды.

Какова в этом всем роль Государственного Секретариата Святого Престола?

Паролин: Госсекретариату Ватикана необходимо пересмотреть видение самого себя  и понять, как он собирается присутствовать в этом мире, ибо контекст изменился. Раньше была исторически важная работа Кардинала Агостино Казароли, которую он проделал  ради контактов между Западом и коммунистами, не говоря уже о защите прав человека. Но с тех пор все стало намного сложнее.

Стиль изменился… Цели также?

Паролин: То, каков Госсекретариат сейчас, нужно будет пересмотреть, но задачи изменились. И говоря о больших делах, мы должны выйти из этого релятивизма, который преследует мир! Цель — устранить разногласия.

Если нет точки соприкосновения, если нет того, на что мы можем опереться, то нам будет очень сложно найти что-то общее. Этот единый  фундамент —  достоинство человека во всех его аспектах, включая трансцендентный, это не только личное, социальное, политическое, экономическое измерение, но и трансцендентное измерение, в котором люди видят себя в качестве созданных по образу и подобию Божьему, и Бога в качестве источника.

Думает ли Папа в том же ключе?

Паролин: Папа Франциск уже не раз упоминал об этом. Единство — самый главный источник уважения прав человека, его достоинства и мирного существования бок о бок.

Можем ли мы надеяться на наступление более прочного глобального дипломатического мира с вами, как новым главой Госсекретариата?

Паролин: Сложный вопрос. Я заметил, что призывы Папы дали толчок к работе Секретариата и начали дипломатическое движение. Я надеюсь, что мы будем продолжать эту работу, потому что у нас есть преимущество — наличие международного дипломатического присутствия в учреждениях. Мы должны сделать большую часть этого!

Каким образом воспользуетесь преимуществом?

Паролин: Использовать наши возможности и инструменты, вместо того, чтобы они лежали без дела. Нужно пользоваться ими для всеобщей пользы. Особенно, когда возникает чрезвычайная ситуация. Дипломатия должна иметь благо человечества своею целью. Я также хотел бы подчеркнуть, однако, что я полностью в распоряжении Папы.

Надеемся, что Церковь будет играть центральную роль для достижения этого?

Паролин: Для достижения целей на благо человечества? Да,конечно, и большинство инструментов для этого у нас есть: наши нунции, контакты с международными организациями…

Некоторые журналисты считают, что геополитика Ватикана «не займет заголовки». Что вы думаете?

Паролин: Вы очень хорошо знаете, что я и не хочу дипломатию, которая создает заголовки, на показ. Я хочу более эффективной дипломатии. Мы не пытаемся завоевать популярность, я думаю, что никто из нас не стремится к этому. Мы должны иметь в виду, что Евангелие говорит: «Не позволяйте вашей левой руке знать, что ваш делает правая».

Монсиньор Паролин, вы уже занимаетесь инициативой по Сирии прямо, или вы еще наблюдатель, как заметили некоторые?

Паролин: Нет, нет. Абсолютно нет. Я займу свой пост с 15 октября, а до этого продолжу текущие обязанности, с Божьей помощью. У меня еще есть много работы здесь, в Венесуэле. Но за деталями и проблемами, которые нужно решить, я вижу инструменты нашей Католической Церкви. Драгоценные инструменты, чтобы помочь миру. 

Журналисты издания  El Universal спросили архиепископа об изменениях, которые можно ожидать в связи с понтификатом Папы. Отвечая, он обратил внимание на то, что в Католической Церкви нельзя применять такие политические категории, как демократия или монархия. Католическая Церковь — это сообщество, коммуна. Папа не стоит над Церковью. Внутри этого сообщества существуют разные уровни ответственности, которые касаются также и Папы, но во всем главенствует принцип общины.

Это правило действует и в контексте изменений в общине верующих. По словам архиепископа Паролин, адаптация Католической Церкви в новых условиях не может означать, что он уподобляется миру, если она хочет быть верной Христу. «Если Католическая Церковь полностью растворится в мире, она не выполнит своей миссии быть солью и светом для всех» — утверждает ватиканский дипломат.

В ответ на вопрос о целибате, архиепископ отметил, что хотя эта традиция не носит догматический характер, а относится к первым векам христианства, все же ее нельзя отнести только к вопросам прошлого. Здесь также «работает» принцип церковной общины. «Папе поручено служение единства и все решения в этом направлении должны приниматься для усиления этого единства, а не для того, чтобы разделять Католическую Церковь», — пояснил будущий ватиканский Госсекретарь.

По материалам: Vatican Insider, Польской редакции Радио Ватикана