Мишель Флоран: «Я просто сеял надежду»

В тридцатые годы во всем Ленинграде служил только один католический священник. Его звали Мишель Флоран. Мало кто знает, что после изгнания из СССР отец Мишель принимал активное участие в Движении Сопротивления во время Второй Мировой Войны. 

florent3Война вошла в жизнь Кловиса Флорана (именно так в миру звали будущего монаха-доминиканца), когда тому было двенадцать лет. А в 1918 году немцы захватили шестнадцатилетнего юношу в плен и отправили в Германию на принудительные работы. Получив серьезную травму колена, Флоран вернулся домой. Но война взяла еще более горькую плату: старший брат Флорана, семинарист, погиб на фронте, другой умер от испанки. Кловис поступил на философский факультет и впоследствии стал преподавателем. Два его младших брата ушли в монастырь — один к кармелитам, другой — к доминиканцам.

И сам став доминиканцем, 29 мая 1926 года Флоран был рукоположен в священники. В день рукоположения отца Мишеля умер его отец. А на Рождество 1934 года настоятель вызвал к себе молодого священника со словами:   “Я должен сообщить страшную вещь: я отправляю вас в Россию”. 9 января 1935 года Флоран вместе с монсеньором Амудрю приехал в Ленинград. Отец Мишель, не зная ни слова по-русски, вскоре остался единственным священником во всем Ленинграде.

По воскресеньям Флоран служил четыре мессы. К нему отовсюду приезжали люди, иногда даже за полторы тысячи километров, чтобы окрестить детей. После воскресных месс люди он преподавал людям другие Таинства. 

В условиях все усиливающихся преследований, время от времени отец Флоран ходил в английское консульство, чтобы отдохнуть от постоянной слежки. Священник инкогнито ходил по больницам, исповедуя и тайно причащая больных католиков. За свою пастырскую работу Флоран находился под постоянной угрозой ареста.  

FlorentВот что пишет о служении о. Мишеля Флорана  одна француженка, месяц прожившая в Ленинграде в 1935 году: «Мне удалось увидеть своими глазами жизнь, которую ведет отец Флоран в Ленинграде — в верности, нескончаемой деятельности, самоотречении и любви. Его жизнь стала еще тяжелее с тех пор, как в конце августа монсеньор Амудрю был отозван во Францию; теперь отец Флоран (с русским священником, положение которого очень шатко, поскольку в любую минуту его могут арестовать) окормляет все католические церкви Ленинграда и пригородов, он служит мессу в восьми или десяти различных храмах, исповедует на русском, французском, немецком, проповедует по-французски и по-русски. К счастью, его здоровье выдерживает все тяготы; что же до его бодрости духа, то она вам известна… Несмотря на всю грусть, которую ему доставляет людское горе, с которым он непосредственно сталкивается, он хранит надежду и рвение, которые придают ему огромную силу и во многом помогают ему делать добро всем тем, кто приходит к нему». 

В 1938 году преследования достигли своего апогея. В письме крестному отцу Мишель Флоран пишет: “Здесь каждый день — это Страстная Пятница”. Можно было ожидать чего угодно. Но, как он любил повторять, “может случиться только то, что позволит Господь”.

Флорану запретили носить Причастие умирающим. Но он не боялся ничего и был готов на все, потому что его работой было служить Богу. Советскую визу Флорану продлевали то на три месяца, то на шесть, то всего на один. Когда он уезжал из Ленинграда в Москву за визой, он никогда не знал, вернется ли. Прихожан мало помалу арестовывали, ссылали, пытали, убивали. Приход все уменьшался. 

В июле 1941 года Флорана приговорили к смерти по вымышленному обвинению в шпионаже в пользу Ватикана. В последний момент казнь заменили высылкой. Флорана выслали из СССР в Иран через Баку. Из Ирана он попал в Ирак, оттуда — в Сирию. Затем он оказался в Библейской Школе в Иерусалиме. Через Александрию в Египте Флоран попал в Африку, проехал ее с севера на юг, и в 1943 году сел на английский военный корабль, получив военный билет Британских Королевских Вооруженных Сил.

В 1943-44 гг. отец Мишель Флоран работал на лондонском радио как ведущий радиопередачи “Говорит Католическая Франция”. Позывными программы был гимн “Salve Regina”. Задачей Флорана было выражать христианскую точку зрения  на происходящее, рассказывать о вероучении, о преследовании евреев, депортациях. Крест Христа был его оружием против свастики. Благодаря европейскому движению Сопротивления Флоран получал подпольные брошюры и газеты, читал в эфире присланные в редакцию письма, цитировал постановления епископата и послания христиан, вовлеченных в борьбу против нацистской идеологии.

Только после Освобождения священник узнал, сколь важное значение имели его слова для оккупированной Франции, для поддержки людей, боровшихся с фашизмом. Сам священник говорил: «Во мне не было ничего от военного корреспондента, я просто сеял надежду, исправлял заблуждения». 

florent1Отец Мишель Флоран участвовал в высадке союзников, был ранен, за свой вклад в общую победу священник получил Орден Почетного Легиона. Поскольку война на тот момент еще не закончилась, отец Мишель стал вести передачи для Польши на латинском языке, за что впоследствии он получил и от польских властей высшую государственную награду — орден Белого Орла. Бельгия в свою очередь наградила Флорана Орденом Леопольда. Он получил также другие ордена и медали различных государств, поскольку его служение было бесценным для победы над фашизмом в Европе.

После войны Доминиканский Орден направил Флорана в Англию, где в Лондонском университете он защитил докторскую диссертацию по теме “Крещение Киевской Руси”. 

Отец Мишель участвовал и в экуменическом движении. Он вернулся во Францию, в монастырь в Лилле, но в 1953 году он был назначен в Алжир. Там он работал со скаутами, проповедовал, проводил реколлекции. Флоран покинул Алжир после того, как в 1962 году страна обрела независимость.

Вернувшись во Францию, отец Мишель приехал в Дижон, где продолжил апостольскую работу. Епископ Безансона назначил Флорана исповедником кармелитского монастыря. Он ездил в Швейцарию, куда его приглашали проповедовать. В 1995 году отец Мишель отошел ко Господу. Так закончилось земное странствие бесстрашного воина Христова, память о котором до сих пор жива в сердцах католиков Петербурга. 

Юлия Иванова

 

Юлия Иванова
Прихожанка храма св. Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге, филолог-романист, переводчик. Увлекается спортом и каллиграфией.