ЭКП. Проверено на себе

Уже несколько лет в Польше проходит Экстремальный Крестный Путь. Одним из его участниц с этом году была сестра Вера Исаченко из Красноярска, монахиня из Конгрегации сестер милосердия св. Карла Борромео. Она поделилась с нами своими впечатлениями и размышлениями.

ekd_isach_01 

Кажется, никогда еще я так мало не верила в свои силы, как перед началом ЭКП 2016. Всю неделю, от момента, когда моя фамилия была вписана в число участников этого события, аж практически до выхода из дома, я старалась особо не думать, что мне предстоит пережить.

Перед началом пути я знала следующее. Трасса Вроцлав – Тшебница составляет 30 км, будет проходить полевыми дорогами, лесными тропами, а также будет вести через деревни, лежащие вдоль шоссе. Прогноз погоды на ночь был не самый оптимистический: +2С.

Ровно в 21.30 во вроцлавском приходе св. Ядвиги началась Св. Месса в интенции паломников и организаторов ЭКП. Церковь была заполнена людьми разного возраста, более или менее подготовленными к предстоящему пути. У каждого паломника в руках крест: небольшие, средние и, практически, в человеческий рост. Все эти кресты как будто еще раз напоминали нам, паломникам, что у каждого из нас свой крест, сделанный как будто «на заказ», по оригинальным размерам.

После Св. Мессы все, разделившись на небольшие группы, двинулись в путь. На протяжении всей трассы обязывало молчание. Никаких стоянок, долгих посиделок, песен и т.д. Каждый шел «на свой страх и риск». С самого начала чувствовалось, что это особый путь, не похожий на все остальные паломничества, в которых мне довелось принимать участие.

ekd_isach_04

Время от времени мы останавливались перед большими придорожными крестами, становились на колени и в полной тишине молились и размышляли над очередными стояниями Крестного пути. Каждый раз, когда я видела молодых и пожилых людей, преклонявших колени перед символом нашего спасения и прижимающих к груди свои кресты, я чувствовала огромную благодарность им за их веру. «Это мы, христиане, — думала я. – Нас не видно, ведь мы зачастую идем в темноте, но то, что нас отличает от других – это то, что мы обнимаем крест, который мир хочет выбросить».

Симон Кириеянин и четвертое падение
После пятого стояния нашу небольшую группу сестер (нас было пятеро) остановил парень:
- Сестры, возьмите, пожалуйста, мою девушку до следующего стояния! Она вон там (и он махнул куда-то вперед, в темноте мы различили женский силуэт). Я забыл наш крест на предыдущем стоянии и должен вернуться и забрать его. Я вас догоню.
- Ладно, — ответили мы.

Парень побежал, а мы подошли к девушке. Теперь только мы заметили рядом с ней довольно внушительный рюкзак, который, судя по всему, оставил ее парень.
- Твой парень сказал нам, чтобы мы забрали тебя, — сказала я.
- Э-э… В монастырь? – недоуменно спросила девушка.
- Нет, только до следующего стояния, не беспокойся!

Девушка с ужасом посмотрела на рюкзак. С. Виктория перехватила ее взгляд и взвалила рюкзак на себя. «Симон Киренеянин», — подумали мы хором.
На следующем стоянии нас настиг тот самый парень. С ужасом смотрел он на свой рюкзак, который держала с. Виктория.
- Сестры, я совсем забыл про этот рюкзак! – извинялся он. – Простите! И спасибо вам огромное!

До девятого стояния – Третьего падения Иисуса — мы дошли без особых приключений (если здесь уместно такое слово). А после него дорога уходила в поле. Нужно было спуститься с небольшой горки. Ночью были заморозки и трава покрылась инеем. Первой начала спускаться с. Франчишка, поскользнулась и практический съехала с горки.
«Четвертое падение,» — прокомментировал кто-то в темноте.

ekd_isach_06

Темнее всего перед рассветом
И холоднее тоже. Мороз немилосердно забирался под куртку и рукавицы. Эта часть пути вела через поле. Был виден только небольшой участок дороги, освещаемый фонарем. Идти было очень тяжело, иногда казалось, что заснешь на ходу. И, наверное, именно эта часть пути была самой важной для меня.

Ах, как хотелось подумать о чем-нибудь отвлеченном, приятном, чтобы, что называется «скоротать время». Крестный путь – это удивительная молитва, открывающая всю правду о человеке. Именно на этом этапе я поняла, почему мне так не хотелось думать о ЭКП, почему я так долго откладывала приготовления. Мне просто не хотелось думать о страдании. И о тех, которые перенес Иисус, и о тех, которые предстояло пережить мне.

Теперь я понимала, что Крестный путь Иисуса был самой настоящей борьбой за наше спасение, сражением за каждого из нас. Переходя в часовне или церкви от стояния до стояния это очень трудно почувствовать. А здесь эта правда пронизывает тебе самое сердце. «Вот так Он вставал из последних сил, — думала я, с трудом поднимаясь с колен на очередном стоянии, — чтобы идти дальше. Только меня в конце пути сегодня ждет горячий чай, а Его ждал крест и гроб».

ekd_isach_03

Через час начало всходить солнце, запели птицы. Вся природа, как будто стряхивала ночное оцепенение и начинала возвращаться к жизни. Мы тоже. Первые лучи солнца помогли справиться с накопившейся усталостью и хоть чуть-чуть согреться. Наша группа приободрилась. Кажется, все в тот момент почувствовали то же самое: в воздухе запахло ВОСКРЕСЕНИЕМ!

с. Вера Исаченко, SCB

Редактор
Нам интересно не только то, что происходит в стенах церкви или в ограде церковного прихода. Люди и события, книги и фильмы, спорт и путешествия – в любой области христианин способен видеть Бога и извлекать пользу для своей души.