Парадокс Евангелия

Постоянство в переменчивости…. Что отдашь — твоё….  Над парадоксами Евангелия и человеческой жизни размышляет о. Алехандро Карбахо в проповеди на V воскресенье Великого Поста. 

В тибетской Книге жизни и смерти Ринпоче отсылает читателя к истории Криши Готами, девушки, жившей во времена Будды. Молниеносная болезнь унесла ее годовалого ребенка; убитая горем, прижимая к сердцу тельце ребенка, она бродила по улицам, моля прохожих дать ей лекарство, которое вернуло бы его к жизни. Одни ее игнорировали, другие считали сумасшедшей, но в конце концов мудрец посоветовал ей пойти к Будде. Она так и сделала: пришла и положила к ногам Будды тельце ребенка и рассказала о своем несчастье. Мудрец выслушал ее с бесконечным состраданием и нежно сказал ей: «Есть только один способ помочь твоему горю. Иди в город и принеси мне оттуда горчичное семя, взятое из дома, в котором никогда не было смерти».

Мы можем догадаться, чем кончилась история, и какова ее мораль. Напрасно Криша стучалась во все двери. Всюду она слышала один и тот же ответ: дать горчичное зерно – не проблема, но что касается второго условия, во всех домах были свои почившие, ни один не остался нетронутым. Когда девушка возвращается к Будде, она уже встала на Путь: ничто, в человеческом мире, не является постоянным. Единственным незыблемым элементом остается непостоянство, изменчивый и конечный характер всего сущего. Тот, кто настолько безумен, чтобы этого не знать, подвергает себя худшим страданиям. Если мы осознаем истинные причины зла, если должным образом ощутим иллюзорность стремления нашего  «я» привязаться к «стабильности», когда закон мира – переменчивость, то сможем освободиться от него. В этом состоит мудрость. 

Но чтение сегодняшнего Евангелия учит нас, что это только начало. Вместе с историей о горчичном зерне мы слышим притчу о зерне пшеничном. Иисус со знанием дела говорит: «Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода”. Смутившись духом, Иисус однако знает, что Его смерть принесет плод: ею Он сокрушит князя мира сего; ею Бог заключит с нами Новый Завет и явит всю глубину Своей любви; ею сам Иисус, вознесенный на Кресте, всех нас привлечет к Себе. Мудрость Будды не имеет последнего слова, его мы слышим из уст Иисуса. 

Вся Его жизнь была сеянием, умиранием для себя, совершенном в полноте на Кресте; да будет и наша жизнь сеянием. Сеять (речь идет не о сельском хозяйстве, где весь процесс нынче автоматизирован, а о воспитании других людей [например, детей] и нас самих) всегда подразумевает труд, боль, слезы, но также надежду. К этой надежде, большей, чем мы могли бы мечтать, призывает нас Слово Божие, которое не прейдет, когда прейдет и небо, и земля. 

Перед нами один из типичных парадоксов Евангелия: «потерять» жизнь из любви – это способ, чтобы «обрести» ее в жизни вечной; умереть для себя – это истинный путь жизни, отдать жизнь – лучшая возможность сохранить ее, подарить ее – значит ее получить. Парадокс – это литературный прием, который заключается в кажущемся противоречии: потерять – найти, умереть – жить, отдать – сохранить, подарить – получить… Дойти до того, чтобы осознать, что противоречия нет, познать истину парадокса, значит открыть для себя Евангелие. 

Мы находимся у вершины христианского откровения. В Иисусе еще раз выражается постижение человечеством этого парадокса. В природе, особенно в животном мире, основным является инстинкт самосохранения.  Конечно, существуют контролируемые гормонами механизмы, которые можно бы назвать «альтруистичными», они проявляются во время выкармливания потомства или защиты сородичей, но речь не идет о настоящей «любви», а о разовых инстинктах на фоне основного инстинкта самосохранения, находящегося в центре существа. Животная природа сконцентрирована на себе самой. То, что может быть противоположным этому правилу – всего лишь исключение, правило подтверждающее. 

Человеческое существо, напротив, отличается способностью любить, готовностью выйти за рамки себя самого и отдать свою жизнь или себя самого из любви. Человечность выражается в перемещении центра с себя самого на любовь и других людей. Притча, над которой мы размышляем, выражает апогей человеческой зрелости; ее можно рассматривать как синтетическое выражение вершины любви. По сути, эта притча соответствует новой заповеди: «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих”. (Ин 15,12-13). Притчи Иисуса — синтез всего евангельского послания. И, на самом деле, в них скрыто все религиозное послание: другие религии также открыли для себя любовь, солидарность… и смещение центра внимания с себя самого как суть религии. Иисус –максимальное выражение поиска человечества и умножение присутствия Бога среди людей. 

Если зерно – это мы, то для чего нам надо умереть? Сегодняшний мир, продвинувшись в плане технологий и коммуникаций, несмотря на значительное экономическое развитие (ужасающе неравномерное), продолжает отставать в плане человечности: кажется, мы создали человеческое общество по законам джунглей, где каждый со спокойной совестью ищет свою выгоду. Это противоречит Евангелию и посланию других религий и является возвращением к естественным законам животного царства. К счастью, есть все больше сигналов о том, что затмение духа солидарности и регресс человечности все больше показывает свое истинное лицо, и несоответствие всюду проявляет себя. «Другой мир возможен», несмотря на усилия неолиберальной пропаганды убедить нас, что «альтернативы нет», и что мы находимся в непреодолимом «конце истории». 

Редактор
Нам интересно не только то, что происходит в стенах церкви или в ограде церковного прихода. Люди и события, книги и фильмы, спорт и путешествия – в любой области христианин способен видеть Бога и извлекать пользу для своей души.