По ту сторону конфессионала

Заглянуть по ту сторону конфессионала нам помогут размышления о. Майкла Шмита, капеллана католического кампуса и директора департамента по делам молодежи епархии Дулут (США).

Многие считают, что исповедь – это самая тяжелая и неприятная обязанность в священническом служении. «Бедные, — говорят они, — о скольких грехах вам приходится слышать, сколько неприглядных сторон человеческой жизни вы видите». И надо сказать, что в этом вопросе сочувствующие неправы. В исповеди можно выделить три основных момента:

1. Сила Божьей любви, разрушающая оковы греха и соединяющая человека с Богом.

2. Это истинное чудо — видеть святого «в процессе», словно бы перед тобой разворачивается целая жизнь человека, стремящегося к святости. И здесь совсем не важно, это – первая исповедь человека за год или третья за неделю. Перед тобой человек, который не сдался, не опустил руки и продолжает бороться за дружбу с Иисусом. Приступая к Таинству исповеди, мы преодолеваем свою гордыню. Ведь нам всегда кажется, что священник, который будет выслушивать нас, значительно лучше, чем мы. Он посмотрит на нас с осуждением, и что-то такое подумает… Мы всегда и везде стараемся произвести благоприятное впечатление, чтобы понравиться людям, чтобы они о нас тепло отзывались. А здесь как раз наоборот, нам предстоит рассказать о себе и своей жизни что-то неприятное или кажущееся нам неприличным. Многие совершенные нами грехи пугают нас, и мы устремляемся к конфессионалу, у порога которого нас ждет, улыбаясь, наша гордость. Гордыня, которая боится быть униженной и ущемленной в своих правах. Она всегда препятствует честной исповеди, и тем отраднее наблюдать, как человек побеждает ее.

Помнят ли священники то, о чем говорят кающиеся на исповеди? Вы удивитесь, но в большинстве случаев нет. В наших грехах нет ничего такого, что могло бы вызвать не то, чтобы восторг или восхищение, но хотя бы вызывало маломальский интерес. Грехи не похожи на восход солнца в горах или метеоритный дождь. Более всего они похожи на … помойку. Собственно говоря, грехи – это и есть мусор… Священник уподобляется Богу, стремящемуся этот мусор из нашей жизни убрать. Аналогия с мусором поможет вам понять, почему священники не помнят грехов. Как только вы выбрасываете пакет в мусоропровод, он перестает представлять для вас какой бы то ни было интерес. Так же и с грехом! Но, увы, не с его последствиями.

В каждом Таинстве примирения происходит смерть и воскресение Иисуса Христа. Своей кровью Он омывает стоящего на коленях человека, просящего о прощении. И центральным в этом таинстве является именно победа Христа! Каждый раз, когда священник возлагает руки на голову кающегося, звучат слова: «Ты достоин, чтобы Я отдал жизнь за тебя! Даже в грехах твоих ты любим Мною и ценен для Меня». Божья любовь словно поднимает этого человека, устремляя его к свободе чада Божьего, к святости.

3. Страх и трепет священника, руками которого совершается таинство. Трудно определить тот момент, когда Господь начинает действовать в этом таинстве. Но нередко священник вдруг обнаруживает и в себе грех, в котором исповедуется кающийся. Это – удивительное действие силы Божией, открывающей священнику, через которого действует Бог, и его слепоту к собственным слабостям. Необходимо большое смирение, чтобы принять такой дар. И это одна из сложнейших задач для совести священника.
Что же вызывает страх и трепет? То, что Иисус доверяет и действует через обычного человека. Епископ Фулон Шин сказал, обращаясь к молодым священникам: «Мы до конца не понимаем того, что происходит в момент, когда мы возлагаем руки на голову кающегося. Мы не чувствуем, как кровь Христова стекает с наших рук, омывая грехи».

Замечательны и слова одного хирурга-ортопеда, сказанные на примиции его сына. «Всю свою жизнь я посвятил исцелению людей. Вот этими самыми руками я сделал множество операций, возвращавших силы и здоровье. А теперь Господь будет использовать руки моего сына для того, чтобы исцелять. Только не тела, а души. И эти руки спасут больше жизней, чем я за всю мою врачебную практику». Священник никого не судит, никому не выносит приговор. Он только содействует встрече, меняющей жизнь.

Есть одна забытая практика, которая использовалась многими священниками до Второго Ватиканского собора. Это не столько призыв ее возродить, сколько напоминание о ней. Однажды молодой человек пришел на исповедь, чтобы покаяться в своей разгульной и невоздержанной жизни. Священник назначил ему епитимью – десяток Розария. Молодой человек возмутился, заявив, что его проступки заслуживают куда более серьезного наказания. Тогда священник подтвердил, что назначает именно эту епитимью… А сам он будет в течение месяца, т.е. пока юноша снова не придет на исповедь, поститься и молиться, чтобы Господь изменил его сердце и направил по путям Своим.

Всегда помните, что дело не в наказании, а в победе. Конфессионал – это то место, где победа Христова явлена во всей силе и славе. И каждый священник видит и чувствует это, встречая детей Божиих, идущих к дому Отца Небесного.

По материалам сайта Aleteia, подготовила Анна Гольдина (источник блог ТАУ)

Анна Гольдина
Прихожанка храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Искусствовед, психолог, магистр богословия. Постоянный автор ряда православных и католических журналов. Редактор блога «Тау». Замужем. Мать троих детей.