Как «миссионерить» по закону?

24 июня в третьем чтении Государственная Дума приняла законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности, внесенный на рассмотрение депутатами И.А.Яровой, А.К.Пушковым, Н.В.Герасимовым и членом Совета Федерации В.А.Озеровым.
Закон вызвал широкий резонанс в обществе. Среди представителей верующих меньшинств его уже окрестили «антимиссионерским законом Яровой».
Прокомментировать скандальный закон мы поспросили христианского адвоката, кандидата юридических наук, члена экспертного совета Комитета Государственной Думы Российской Федерации по делам общественных объединений и религиозных организаций Константина Андреева.

- Что из себя представляют новые поправки в действующее религиозное законодательство? Так ли они «страшны», как о них говорят?

- Законопроект № 1039149-6 («Закон Яровой»), по замыслу его разработчиков, должен был носить, прежде всего, антитеррористическую направленность. И действительно, большая часть изменений, вносимых в действующее законодательство, касается деятельности спецслужб, правоохранительных органов. Есть целый блок, относящийся к Интернет-провайдерам, которые теперь будут обязаны хранить в течении полугода огромные массивы информации об активности клиентов в Сети. Однако, он содержит также немало изменений, касающихся деятельности религиозных объединений, прав и свобод граждан на вероисповедание.

Так принятый закон вносит дополнения в Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в виде целой Главы III, которая теперь содержит определение «миссионерской деятельности».
Под миссионерской деятельностью Государственная Дума понимает, цитирую:«…деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» либо другими законными способами».
Переведем на русский язык. То есть, фактически то, что раньше мы называли распространением своих религиозных убеждений (свидетельствование о вере), что гарантируется, например статьей 28 Конституции Российской Федерации, теперь называется миссионерской деятельностью.

13565554_10201964854281167_462493306_n

Что в этом плохого? А то, что теперь эта деятельность должна носить разрешительный характер. В то время как Конституцией РФ каждому гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания, которые включают право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. И это так называемые естественные права человека, которые не могут быть разрешены кем-то, а даны человеку от рождения, как право на жизнь, на труд и т.д.

- Много писали, что поправки запретят молиться в семье, освящать квартиры и т.д… Но, судя по всему, это была ложная тревога. Или все же нет?

– Никто, конечно, в семье молиться по новому закону не запрещает, да это было бы и невозможно. Введенными поправками вводится своеобразное «религиозное крепостное право» относительно сферы распространения своих религиозных убеждений. Миссионерская деятельность осуществляется религиозной организацией и только в ее рамках. Для католиков такая формула, наверное, не вызывает противоречия, однако по логике нового закона даже свидетельство соседям и приглашение их на мессу (если они уже не являются католическими верными) будет приравнено к миссионерской деятельности и такие прихожане должны получать от церкви удостоверение их миссионерского статуса.

Однако непонятно как быть с теми, кто не воцерковился, но уже посещает церковь. Если такой гражданин распространяет свои религиозные убеждения и призывает разделить их, включая его религиозную практику, состоящую в том числе в посещении богослужений, является ли он при этом миссионером , если сам не является еще членом церкви, но ассоциирует себя с ней? Понимаете, это не теоретический вопрос, а вполне реальный, потому что теперь индивидуальная свобода вероисповедания гражданина связывается законодателем с его членством в религиозном объединении. То есть, если человек будет рассказывать об Иисусе, исполняя свой долг христианина (в рамках апостольской миссии мирян), и не иметь в случае проверки соответствующего документа от церкви, при желании правоприменитель может привлечь его и саму церковь к административной ответственности в виде наложения административного штрафа на граждан в размере от пяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей, на юридических лиц — от ста тысяч до одного миллиона рублей.

Вообще нечеткость формулировок с жесткостью санкций является отличительной чертой нового закона. Так в законе сказано, что под миссионерской деятельностью подразумевается распространение информации о своей вере с целью вовлечения в нее иных лиц и «другими законными способами». Что это означает? Если, скажем, верующий осеняет себя крестным знамением, заходя в лифт, или демонстрирует религиозную атрибутику в одежде или поверх ее (например, ношение креста) – это будет «миссионерской деятельностью» и в какой момент это будет определено, как совершенное им как членом религиозного объединения? Если в результате кто-то из подъезда уверует и станет католиком, по букве закона – да.

andreev_01

- Какая судьба ждет всевозможные христианские проекты в Сети? Наш сайт, другие религиозно-публицистические порталы, блоги, группы в социальных сетях. Попадают ли они под эти поправки. Их закроют?

– Новый закон подразумевает, что миссионерская деятельность может осуществляться, в том числе публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Собственно, этим Католическая Церковь занимается постоянно и очень успешно. Свои тематические страницы в Сети имеют не только священники, но и масса прихожан. И если священник по статусу может заниматься миссионерской деятельностью, согласно новому закону, то прихожанин, должен иметь специальное разрешение, без которого формально он будет нарушать закон. А о штрафах мы уже сказали, и они нешуточные…
Кроме того, российское законодательство не имеет понятия «официальный сайт». Все зависит от того, кто является арендатором доменного имени. А если доменное имя приобрело физическое лицо, которое не является членом религиозного объединения, но, скажем, симпатизирует Католической Церкви и разместит на своей странице что-то противозаконное, у Церкви могут возникнуть неприятности.

- Что существенным образом изменят эти поправки в жизни традиционных христианских общин в России, в первую очередь в жизни Католической Церкви?

– Изменения коснутся, в первую очередь, протестантов. Собственно, против них и создавались эти поправки. Но и остальным конфессиям придется разделить прелести нового закона, которые будут выражаться в необходимости приспосабливаться к новым условиям.

Так, например, вносится изменение в часть 3 статьи 17 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которой теперь не допускается осуществление в жилых помещениях миссионерской деятельности. И тут же идет оговорка, что за исключением случаев, предусмотренных статьей 16 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», где сказано, что богослужения, другие религиозные обряды и церемонии можно беспрепятственно совершать в жилых помещениях, а также в арендованных церковью. То есть богослужение совершать можно, а миссионерской деятельностью заниматься при этом нельзя.

При этом статья 22 принятого закона вносит изменение в статью 17 Жилищного кодекса Российской Федерации, и запрещает перевод жилого помещения в нежилое помещение в целях осуществления религиозной деятельности. То есть, если прихожанин подарил, завещал или продал церкви жилое помещение, то богослужения там проводить можно, но перевести, скажем дом, в статус нежилого и открыть там храм уже нельзя.

- Повлияют ли эти поправки на работу священников иностранцев, которых большинство в Католической Церкви в России?

– Между тем, право граждан рассматриваемым законом связывается с деятельностью религиозной организации. И, по сути, происходит попытка введения некоего религиозного «крепостного права». Может ли при этом религиозная организация отвечать за все действия граждан, которые в той или иной мере связывают свою веру с верой, исповедуемой религиозной организации? Очевидно, что нет. В уставе каждой религиозной организации говорится, что организация не отвечает по обязательствам своих членов, а члены по обязательствам организации. Иначе пришлось бы декларировать, что члены религиозной организации суть одно, но этого не может быть. Даже Семейный кодекс Российской Федерации, предусматривающий особый статус супругов, тем не менее, проводит различие между гражданами, вступившими в брак, что нельзя сказать о принятом законе.

Иностранные граждане, въехавшие на территорию Российской Федерации по приглашению религиозной организации в соответствии со статьей 20 настоящего Федерального закона, вправе осуществлять миссионерскую деятельность только от имени указанной религиозной организации на территории субъекта или территориях субъектов Российской Федерации в соответствии с территориальной сферой ее деятельности при наличии документа.
Почему право иностранных граждан и лиц без гражданства распространять свои религиозные убеждения, гарантированное Конституцией Российской Федерации, связано только с «принадлежностью» к религиозному объединению? Может быть, это хорошо, что человек будет полностью связан с Матерью Церковью, но узами этими должен быть явно не «закон Яровой», да и свободу человека по Конституции тоже никто не отменял. Таким образом, конституционное право иностранного гражданина или лица без гражданства распространять свою веру, оказавшегося на территории Российской Федерации, находящегося, например, во время путешествия в другой регион (например, в поезде или самолете), больше не действует.

andreev_02

- Эти поправки — благо или нет?

– Все, что допускает Господь в нашей жизни, в конечном счете благо. Это первый принцип веры Авраама, который унаследовала Церковь, который подразумевает единство Всевышнего. Все от Него, Им и к Нему. Все, что Он делает и допускает – благо, ибо именно для этого Он и создал человека, чтобы облагодетельствовать его.
Но, иногда, то, что Всевышний допускает для нашего исправления, нам благом не кажется. Поэтому в краткосрочной перспективе нас ждут сложности, еще большее ужесточение религиозного законодательства.
Будем учиться жить в новых условиях, будем бороться, насколько это возможно, помня, что все в руках Божьих.

Беседовал Михаил Фатеев

Михаил Фатеев
Прихожанин храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Режиссер, продюсер, журналист. Отец троих детей.