Феномен поиска

У Ганса Христиана Андерсена есть малоизвестная история «Еврейка». Как и все, рассказанное великим датским писателем, это не совсем сказка, вернее, совсем не сказка. Речь идет о девушке из еврейской семьи, оказавшейся в среднестатистической датской школе, в которой, естественно, изучается религия. Довольно быстро преподаватель замечает, что единственный еврейский ребенок в классе слушает его с куда большим интересом, чем все другие ученики. Педагог идет к отцу и просит забрать девочку с его занятий или разрешить ребенку принять крещение. Отец объясняет, что не может сделать ни того, ни другого. Он растит девочку один, поэтому не может рано забирать ее из школы. Мать же ребенка, умирая, взяла с него слово, что дочь никогда не предаст веру отцов. Проходят годы. Девочка вырастает, становится служанкой в богатом доме, а потом и единственной опорой обедневшей и всеми покинутой вдовы. Все эти годы она стремится ко Христу, но верность обещанию, данному матери, не пускает ее в церковь…

evrejka

История странная, но довольно типичная для того времени. Мы находим множество примеров среди евреев, которые всем сердцем искали Христа, но не смогли переступить черту, отделяющую синагогу от храма. И тех, кто все-таки вручил свою жизнь в руки Иисуса.

Рубеж XIX и XX веков – это время сближения культур. Время совместного поиска. Христиане отчаянно пытались найти свои истоки. Они выдумывали исторического Иисуса и пытались с ним договориться. Они ездили в Святую Землю, увлекались раскопками…

И все-таки Христос от них ускользал. Сильнейшее впечатление на людей того времени произвела книга Эрнеста Ренана «Жизнь Иисуса». Казалось, вот он Иисус, которого Церковь скрывала, и к которому стоит вернуться.

Легче всего понять духовные поиски того времени на примере российских художников. Крамской пишет своего «Христа в пустыне». Выстраданный образ, который он нашел не путем длительных размышлений, а через некое мистическое откровение. Он встретил его, сидящим на камне посреди луга… Поленов искал Христа на Святой Земле. Из-под его кисти вышли многочисленные образы евреев, и в каждом он пытался разглядеть черты Иисуса. Он изображал Спасителя глубоко задумавшимся, сидящим на берегу Тивердиадского озера. И все его работы проникнуты этим неутомимым поиском, жаждой встречи.

Этот поиск мы можем встретить даже у художников пейзажистов. Работы Левитана и Куинджи, полные тишины и созерцания, несут в себе какое-то особое ожидание. В каждом полотне видится отражение неба на земле или земли, как продолжения неба.

0 T UMAX     PowerLook 3000   V1.5 [5]

Много путешествовавший и тонко чувствующий датчанин Андерсен не мог не почувствовать это удивительное стремление понять друг друга, присущее европейской культуре того времени. Его сильно задевали любые проявление антисемитезма, свойственные Дании того времени.

Историки не редко говорят о том, что сказочник был тайным иудеем. Куда бы он не приезжал, он неизменно посещал еврейский квартал. Да и умер он в доме своих еврейских друзей, семьи Мельхиор, давшей датской общине не одно поколение раввинов.

Но с тем же успехом можно было бы считать тайным иудеем того же Поленова, который тоже любил еврейские кварталы и пытался изучать иврит.

Здесь вопрос не в конкретных личностях, а во времени, наполненном поиском Бога. При чем это не просто поиск – это поиск милосердия. Наевшаяся революциями и войнами Европа ищет некий общий знаменатель. Ей еще не известно, что грядущий XX  век будет страшным и кровавым. Лучшие умы пытаются понять свое стремление к лучшему. Подобно девушке из сказки Андерсена, они жаждут обрести утерянную веру, жаждут обновления. В конечном итоге они жаждут милосердия. Не зря же именно в это время становится столь популярной скульптура Бертеля Торвальдсена, соотечественника Андерсена. Интересно, что и явления св. Фаустине Ковальской происходят в этот же самый временной отрезок.

evrejka4

Феномен поисков рубежа веков – это поиск милосердия. Он заметен и в еврейской среде. Мы можем найти его отголоски у великих еврейских писателей Шолом-Алейхема и Исаака Бешевиса-Зингера. Но ярче всего это видно в еврейской мистике, в хасидизме. Еврейское движение обновления возвращает в еврейскую среду радость общения с Богом. Именно в это время появляется и расцветает пышным цветом знаменитый еврейский юмор. Нищие и полуголодные евреи-ашкеназы, бредущие из Германии в сторону России, заполнившие черту оседлости, наполняют свою жизнь, свои поиски Бога радостью. И секрет этой радости именно в вере в Милосердие, которое Бог являет в каждый Йом Кипур, Судный день, когда Он оценивает деяния всех живущих за прошедший год. Это день глубокого покаяния  и великой радости спасения.

Поэтому не удивительно, что в это время появилось такое количество евреев, принимающих христианство. Для них встреча с Иисусом становилась естественным завершением поисков, ответом на вопросы, поставленные в еврейской среде еще в детстве.

XX век поставил точку в этих поисках, страшную и кровавую точку. Он вновь отделил евреев от всего остального мира. После Катастрофы иудейский, еврейский мир обречен помнить, что он одинок в своем странствовании к Богу. И теперь снова время христиан заглянуть туда, в древние глубины ветхозаветной религии, чтобы найти основания для Милосердия в новом XXI веке.

Анна Гольдина

Анна Гольдина
Прихожанка храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Искусствовед, психолог, магистр богословия. Постоянный автор ряда православных и католических журналов. Редактор блога «Тау». Замужем. Мать троих детей.