Рождество на скорую руку

Селедка

Все мы помним, что Рождество произошло не в богатом дворце, не среди перин и подушек, а в бедной пещере, продуваемой всеми ветрами. Ставя вкусные блюда на праздничный стол, не стоит об этом забывать. И поможет нам в этом серенькая рыбка, селедка. Каждая хозяйка знает несколько рецептов ее приготовления. Считается, что в России самым популярным блюдом из этой рыбы является селедка под шубой. Но мало кто знает, откуда же появилось такое название. Здесь дело совсем не в том, что ингредиенты выкладываются слоями. Нижний слой – картошка, отваренная в мундире, очищенная, нарезанная мелкими кубиками или натертая на терке. Затем селедка, также нарезанная ломтиками. Слой лука, слой кислых яблок, натертых на терке, слой моркови, которую тоже надо отварить и натереть на терке. И сверху свекла, естественно, тоже отваренная и натертая на крупной терке. Последовательность слоев может быть любой и все они будут считаться шубой, в которую завернули селедку.

seledka_shuba

Селедка под шубой появилась относительно недавно. Этот рецепт придумал к новому 1919 г. повар Аристарх Прокопцев. Выбранные им составляющие были отнюдь не случайны. Сельд всегда считалось едой пролетариев и вообще бедноты, как и картофель, типичная пища крестьян. Кроваво-красный цвет свеклы напоминал о красных знаменах революции, а французский соус, естественно, о Французской революции, свергшей самодержавие. Да и само название было со смыслом: шовинизму и упадку – бойко и анафема. Первые буквы лозунга сложились в слово «шуба». Блюдо оказалось столь вкусным, что не прошло и года, как все забыли о его революционном смысле. Селедка под шубой стала чуть ли не обязательным украшением праздничного стола и в наши дни ей вполне можно придать совсем иной смысл.

Картофель – это, действительно, еда бедноты. Когда-то испанцы привезли его с берегов Нового Света. И те самые крестьяне, для которых потом картошка станет основной пищей, будут боятся его есть и даже сажать на своих огородах. Во Франции существует несколько преданий, связанных с распространением картофеля среди населения. Одно из них повествует о том, что придворный фармацевт попросил короля Людовика XVI выделить ему небольшой участок неподалеку от Лувра. На этом кусочке земли в самом центре французской столицы он устроил грядки с картофелем. В светлое время суток их охраняло множество солдат с ружьями наперевес. А ночью стража уходила спать в казармы. Любопытные горожане и крестьяне смекнули, что на грядках растет что-то ценное и потихоньку стали воровать клубни картофеля. Так якобы и распространилась картошка по всей Франции.

Эта история живо напоминает о евангельских слова: «что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях» (Лк 12,3). Людей притягивает какая-то загадка, тайна. Да и Рождество происходит словно в тайне. Видимо, поэтому столько историй, связанных с рождественскими чудесами. Но то, что совершалось в тайне призвано быть возвещено всему миру. И пути этого возвещения могут быть самые разные. Простые французские крестьяне, распространившие картофель по всей стране, действовали способом «сарафанного радио». Замечательного способа коммуникации, приведшего ко Христу множество последователей и учеников.

kartochka

Селедка тоже пища бедняков. В далекие времена ее считали слишком вонючей, чтобы подавать на стол аристократам. Ее очень любили моряки и жители портовых городов. Мы встречаем ее в народных и авторских сказках. Например, у Андерсена послание старух-лапладке, привезенное Гредой, написано именно на селедке. Эта рыбка далека от благородного карпа, которого неизменно изображают как символ Христа, намекая на древний акроним. Его использовали еще первые христиане.

Слову IXΘΥΣ (рыба) соответствует акроним Ἰησοῦς Χριστός, Θεοῦ Υἱός, Σωτήρ, который можно перевести на русский как: Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель. Во времена гонений символ рыбы становится своего рода опознавательным знаком для христиан. Если кто-то направлялся из одного города в другой и надеялся там встретить своих единоверцев и быть допущенным в общину, он брал с собой половинку знака рыбы, чтобы быть узнанным и признанным за своего.

Символ рыбы и апостола Петра как рыбака всегда был значим для христианства. Но ловили точно не селедку! Это в наше время, исполненное психологических открытий и нововведений, природные рыбные запахи никого не пугают. Они воспринимаются как нерешенные проблемы детства или каких-то психологических травм. Чтобы их отмыть недостаточно вод крещения, нужен еще и длинный путь самосовершенствования. В древности все было проще. Душа человека, подобно рыбе, отловленная сетями Церкви, должна была быть чиста и прекрасна. Главной ее задачей было хранить эту чистоту и всячески стараться оградить себя от желания нырнуть в бездну греха.

И только в XIV веке некий голландский рыбак догадался, что если удалить у селедки жабры, рыба не только перестанет издавать столь сильный запах, но и на вкус станет нежной и лишенной горечи. Затем повара стали вспрыскивать селедку лимонным соком, приправлять маслом. И о запахе забыли вообще. Так к началу XV века эта рыбка бедняков и флибустьеров оказалась на столах знати. Впрочем, и в домах бедняков она всегда была на столе. В сочетании с картошкой селедка становится практически деликатесом.

В каждой стране свои рецепты селедки. Пришедшие в Россию из Германии евреи принесли с собой и рецепт изготовления рубленной селедки, которую нередко называют форшмак. Отличие минимальное. Все дело в использовании вареного яйца. Для изготовления рубленной селедке через мясорубку пропускается очищенная от костей селедка, вымоченная в молоке булка, лук и кислое яблоко. В форшмак добавляется еще вареное яйцо и майонез. В любом случае получается серенькая масса, которую можно намазать на хлеб или, если в ней довольно большое содержание булки, выложить на блюдо как салат.

1250607954_image665

Среди яркого великолепия праздничных блюд серая селедка будет выделятся своей скромностью и простотой, напоминая с одной стороны о бедности пещеры, в которой родился Спаситель, а с другой стороны – о тех, чье Рождество походит в бедности и одиночестве. Ведь не зря же существует давняя традиция нежданного гостя, того, кто случайно заглянул на огонек, чтобы не коротать праздник в одиночестве. Этот обычай известен во многих странах. За рождественским столом накрывается на один прибор больше, для незваного путника, если он вдруг постучится в дом.

Простота этого блюда может напомнить нам и о серости нашей повседневности. Монотонные будни, в которых так мало радости и света. Наверное, точно такие же одинаковые дни, полные забот и тревог, были у вифлеемских пастухов, разбуженных пением ангелов, славящих рождение Мессии. С другой стороны соленая селедка напоминает нам о горьких слезах, проливаемых народом Божиим под гнетом Римской империи. Сейчас стало модно говорить об этом самом гнете, тяжести одолевающих нас проблем. Рождество – это тот самый праздник, который может освятить тьму, которую мы напридумывали вокруг себя. Украсив блюдо зеленью, цветами из моркови или свеклы мы можем объявить бойкот серым будням и унынию, чтобы открытым сердцем принять свет Христов, исходящий из вифлеемской пещеры.

Практически все знают детскую песенку «В лесу родилась елочка». Стихи для нее были написаны в начале века школьной учительницей для рождественского спектакля. А вот музыка появилась в трудном для России 1905 г. Ученый-агроном придумал песенку для своей дочери. Он даже не знал нотной грамоты и мелодию записала его жена. Но желание принести радость близким, преодолеть тьму окружающего мира сотворила поистине рождественское чудо. Эта мелодия радует нас уже более века и напоминает, что как бы не было нам холодно, какие бы сложности и проблемы не стояли перед нами, Свет Христов этой ночью снова зажигающийся в наших сердцах может принести много-много радости всем «детишкам», т.е. всем нам.

Анна Гольдина

Анна Гольдина
Прихожанка храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Искусствовед, психолог, магистр богословия. Постоянный автор ряда православных и католических журналов. Редактор блога «Тау». Замужем. Мать троих детей.