Рождество на скорую руку

Картофельные оладьи

На рождественский стол всегда хочется поставить блюдо, наполненное чем-то вкусным и красивым. И желательно при этом быстро приготовленным. И тут на помощь нам могут прийти рецепты из нашей обычной, не праздничной, жизни.

Картофельные оладьи – пища весьма распространенная в Белоруссии и на Украине. Существует множество рецептов этого блюда. Основными его ингредиентами являются картофель, яйца и мука. Картофельные оладьи, во многих семьях именуемые также драниками, делают также с луком, яблоками, морковью, чесноком, пастернаком и цукини. Главное не забывать, что главный ингредиент в них все-таки картофель. Если вы хотите приготовить это блюдо быстро, то стоит использовать крупную терку. В этом случае оладьи получатся с хрустящими краюшками и будут чем-то напоминать примятые пучки соломы. Вероятно, именно солому использовала Мария, чтобы утеплить ясли в холодной пещере в ночь Рождества. Если вы хотите, чтобы драники были мягкими, стоит использовать мелкую терку. Тогда они будут похожи на нежное мягкое одеяло или попону ослика, в которую Марии пришлось  завернуть Малыша. Кстати, в такие оладьи можно сделать начинку. Если в тесто добавить побольше муки, оно станет более вязким и начинка из пассированного лука и моркови может придать блюду особый вкус.

Интересно, что драники являются праздничным блюдом у иудеев, которые в дни, когда мы ожидаем Рождество Христово, вспоминают о событиях так же связанных с явлением света Божьего и Господнего присутствия в человеческой истории. В иудейской традиции праздник Хануки длится восемь дней, в каждый из которых евреи будут зажигать по одной свече на специальном светильнике, именуемом ханукией.

hanukia

Евреи называют картофельные оладьи латкес. Это слово произошло от белорусского «аладка». Интересно, что в славянских языках слово «оладья» появилось от греческого «элаион». Так называли лепешку, поджаренную на оливковом масле. Вероятно, именно такие лепешки готовили евреи, когда зародился праздник Хануки. В Средние века их готовили из гречневой муки. Их коричневый цвет напоминал о гонениях, которым подвергались евреи во многих странах. А с появлением картофеля в Европе латкес стали празднично золотого цвета, цвета надежды на избавления.

Еврейские хозяйки знают, как придать оладьям желтый цвет. Нужно чтобы картофель был крахмальных сортов, т.е. максимально желтым и сухим. Чем меньше влаги, тем красивее будет цвет. И второй момент – не нужно жалеть масла. Латкес жарится практически во фритюре. Потом выкладывается на салфетку, чтобы лишнее масло стекло. И еще латкес никогда не разогревают. Их нужно есть горячими, с пылу с жару, чтобы они хрустели на зубах и корочка не теряла своей красоты. Одна из задач этого блюда напомнить о стойкости еврейского народа и о том свете веры, которым наполнены ханукальные дни.

Так чему же посвящен праздник Хануки? Ответ мы находим в Библии, в книгах Маккавейских. Речь идет о тех временах, когда Израиль был под властью эллинистической Сирии. Царь Антиох IV Эпифан («Безумный») происходил из династии Селевкидов, чьи владения раскинулись от Малой Азии до границ Индии. Он решил осчастливить «достижениями прогресса» все народы, оказавшиеся под его властью, в том числе и евреев. В Израиле, как не странно, нашлось множество сторонников эллинизации. Евреям-эллинистам она казалась шагом вперед, отказом от косных традиций предков. Они проповедовали на первый взгляд вполне прогрессивные вещи: развитие спорта, изучение греческой философии, знакомство с обычаями других народов. Если бы не одно «НО»: они проповедовали отказ от Торы, т.е. отказ от своей религиозной и национальной идентичности, отказ от своего Бога и замена Его поклонением силам природы. Эллинисты при поддержке сирийских властей сместили первосвященника и  заменили его своим ставленником, который даже не происходил из священнического рода. Храм был ограблен.

Однако Антиоху этого показалось мало. Он посылает в Израиль своего ставленника Апустумуса. По его приказу Храм был осквернен: на алтаре была принесена в жертву свинья, животное нечистое согласно законам Торы. Затем в иерусалимской святыне была установлена статуя Зевса. Евреев принуждали к идолопоклонству, запрещали праздновать субботу и обрезать своих детей. Казалось бы, пара-тройка лет и евреи стройными рядами и колоннами войдут «в семью братских народов» и ничем не будут отличаться от прочего эллинизированного населения.

Franchesko-Haies

И в тот момент, когда надежда на спасения уже почти умерла, вспыхивает восстание, организованное выходцами из священнического рода Хасмона. Во главе этой семьи стоял Маттафия Хасмоней. Некогда его отец был первосвященником и они жили в Иерусалиме, но после осквернения Храма многочисленное семейство перебралось в маленький городок Модиин, на северо-западе от Иерусалима.

Вооруженная борьба начинается внезапно и вся тяжесть ее заключается в том, что это было не только партизанское сопротивление захватчикам, но и борьба со своими соплеменниками, проникшимися духа эллинизма. Мобильные отряды нападали на города, наказывали вероотступников и разрушали языческие жертвенники. Своим боевым кличем Хасмонеи избрали слова из Торы (слова Моисея перед началом борьбы с теми, кто соблазнял народ поклоняться золотому тельцу): «Тот, кто за Господа, пусть следует за мной!» (Исх32,26).

Война длилась несколько лет. В ходе ее умер Маттафия, который был стар еще в самом начале сопротивления. Его место занял сын Иуда, прозванный Маккавеем. Одни считают, что это прозвище происходит от слова «молот». Другие, что оно представляет собой аббревиатуру слов, составляющих цитату из книги Исход: «Кто как Ты среди богов, Господи?» (Исх 15,11).

Именно с именем Иуды связана победа евреев над сирийцами и над эллинизацией Израиля. И с ним же связано чудо, которое послужило основанием для установления праздника Хануки.

25 кислева повстанцы овладели Храмом, очистили его и восстановили храмовую службу. В Святыне было осквернено все масло и зажечь Менору (Храмовый семисвечный светильник) было нечем. Удалось найти только один сосуд, запечатанный печатью первосвященника. Этого масла должно было хватить только на один день. Необходимо было восемь дней, чтобы приготовить новое ритуально чистое масло. Обратившись с молитвой к Богу благочестивые повстанцы зажгли светильник. И о чудо! Масла хватило на все восемь дней, пока не было приготовлено новое.

Евреи заново освятили Храм и устроили по этому поводу праздник, своего рода новоселье. Так и появилось название «ханука», что означает не только обновление, но и обретение нового места обитания, новоселье.

С тех пор каждый год во время Хануки иудеи зажигают в своих домах светильник из 8 свечей – ханукию, каждый день по одной свече. Его ставят на окно или в непосредственной близости к двери, чтобы свет его был виден с улицы. Свет ханукальных свечей нельзя использовать для освящения помещения. Он только для того, чтобы, как читаем в молитвеннике «воздать хвалу и прославление Имени Твоему за чудеса явные и скрытые и за спасение Твое».

LA2_juleljus

Обычай ставить светильники на окна знаком многим католикам. Некоторые говорят, что это пришедшая в Европу кельтская традиция, восходящая к тем же языческим культам, что и Хеллоуин. Другие утверждают, что это — скандинавский обычай, известны еще викингам, жены которых ставили светильники на окна, чтобы их отважные войны, возвращающиеся из похода, видели издали родную деревню. Только все эти предположения не отвечают на вопрос, почему же свечей или лампочек на этих светильниках обычно семь или девять. И тут на помощь нам приходят американские исследователи. Они предполагают, что в Европе эти светильники, размещаемые на окнах, появились благодаря еврейскому влиянию. На рубеже XIX-XX веков еврейская диаспора принимала все более активное участие в жизни многих европейских государств. Многие выходцы из еврейской среды уже чувствовали себя французами, немцами или поляками. С религией предков их связывало, пожалуй, только соблюдение обычаев, о которых вспоминали только в период больших праздников. Так на окнах некоторых домов стали появляются светильники с девятью рожками. Ведь на ханукии именно девять свечей: восемь, напоминающих о восьми днях, когда горела Менора в Храме, и еще одна, именуемая шамаш, от которой и зажигают все остальные.

Довольно быстро такие светильники приобрели христианский смысл. Их стали ставить на подоконники домов, чтобы прохожие видели свет. Светильник на окне говорит о том, что в этом доме готовы принять Святую Чету. Пусть когда-то им не нашлось места в гостинице, зато сейчас есть дома, где будут счастливы их принять, предоставить место для ночлега, еду и с благодарностью встретят рождающегося Младенца. Девять свечей стали трактоваться как символ грядущего Христа Царя. Обычай связывать число IX с приходом Миссии восходит еще к тамплиерам. Число девять трактуется и как Дары Святого Духа, свет которых противостоит тьме семи смертных грехов.

Постепенно количество свечей сократилось до семи. Это – семь дней творения. Светильник как бы напоминает, что мы в период Адвента не только вспоминаем о событиях многовековой давности, но и ждем Второго Пришествия, нового творения. Это семь добродетелей и даже в чисто францисканском духе Семь радостей Девы Марии.

Но сколько бы свечей не стояло на окне, суть остается неизменной. Светильник словно говорит всем, проходящим мимо, радуйтесь и веселитесь, вот идет Спаситель мира, который утрет каждую слезу, разрешит оковы неправды и выведет нас из тени смертной пред лицо истинного Света.

Анна Гольдина

Анна Гольдина
Прихожанка храма святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге. Искусствовед, психолог, магистр богословия. Постоянный автор ряда православных и католических журналов. Редактор блога «Тау». Замужем. Мать троих детей.